Белый город. Территория роста

Подпишись на нас:

Куда поехать?

Продолжение рассказа об историческом районе российской столицы Белый город, в особенности о той его части, которая до XVII в. условно именовалась Занеглименьем, наиболее значимых улицах и достопримечательностях, так или иначе имеющих отношение к этому старинному топониму. Об атмосфере и традициях, которых придерживались жители Белого города с XV в. по начало XX в. О судьбе Белого города после пожара 1812 г.

ПО ОБЕ СТОРОНЫ ОТ НЕГЛИНКИ

Понятия «Старый город» в Москве не существует: нет локальной территории, которая подходила бы под общепринятые параметры подобных районов в старинных европейских городах. Но историческое Занеглименье Белого города в наибольшей степени приближается к этому понятию.

В живой речи москвичей слово «Зане-глименье» перестало употребляться примерно с середины XVII в. Река Неглинная (Неглинка, Неглимна, Самотека) с конца XVIII в. убрана в коллектор, говоря современным языком, а попросту — под землю, в канал с кирпичными стенами, где-то бетонированными. Длина этой реки, не считая ее притоков-ручьев, также отведенных под землю, всего 7,5 км. Она берет начало, в районе Марьиной рощи и впадает в Москву-реку у подножия Боровицкого холма. Шлюз-сток Неглинки входит в конструкцию Москворецкого моста. Но как термин в трудах историков Москвы Занеглименье фигурирует часто. Особенно когда речь идет конкретно о Белом городе или о Земляном городе (о котором речь у нас еще впереди).

Дело вовсе не в привязанности историков и популяризаторов московской старины, которых принято называть москво-ведами, к архаичным терминам, а в том, что в московском градостроении эта небольшая речка имела без преувеличения стратегическое значение. Как линия обороны для Кремля и для растущего города. Еще и в практическом, хозяйственном смысле: на ней устраивались запруды, пруды, в которых разводили рыбу, ставились водяные колеса для мельниц и кузниц. Благодаря Неглинке можно было также разводить сады и огороды при небольших деревнях, первые из которых появились на ее берегах в XIII в.

Собственно, и оборонительный ров у Кремлёвской стены был как инженерное сооружение системой прудов (пока не был закопан). Занеглименьем же принято было считать земли правого берега Неглинной на запад и северо-запад от Кремля. Юго-западная часть Белого города носила название Чертолья, или Черторья, по-видимому, в силу характера местности, изрытой оврагами.

В Белом городе Занеглименье, застраивавшееся в XV—XVIII вв., — это улица Моховая, начинающаяся от Боровицкой башни Кремля, отходящие от нее Воздвиженка, Большая Никитская, Тверская, Большая Дмитровка, Петровка, сеть исторических улиц и переулков, параллельных и перпендикулярных самым широким улицам (не обязательно под строго прямыми углами). Моховая улица заканчивается при слиянии Манежной площади и Тверской, продолжается как улица Охотный Ряд, а после слияния с Театральной площадью — как Театральный проезд, выходящий на Лубянскую площадь. Улица Воздвиженка, а в старину — начало Смоленской дороги, отходит от Манежной улицы, заканчивается на площади Арбатских ворот. Манежная улица проходит от Боровицкой площади до Манежной площади, между Кремлёвской набережной и Манежной площадью параллельно ей, вдоль этой улицы, с одной стороны — Александровский сад (над Неглинкой), с другой — боковая стена Манежа. Над Неглинкой расположена, как понятно, улица Неглинная. Тверская улица (дорога на Тверь), пересекая Пушкинскую площадь, проходит до Триумфальной площади, далее называется 1-я Тверская-Ямская, затем — Ленинградский проспект, переходящий в Ленинградское шоссе. Улица Большая Дмитровка проходит от Охотного Ряда до Страстного бульвара. Петровка — улица от Театральной площади до Среднего Каретного переулка. Мясницкая улица начинается от Лубянской площади и доходит до Садово-Спасской улицы. Улица Неглинная, как и Петровский, и Рождественский бульвары Белого города, выходит на Трубную площадь.



Белый город относительно всей Москвы не так уж и велик, но бродить по нему можно бесконечно. А чтобы не заблудиться, надо помнить, что Москва — город радиальной планировки, и главные улицы Белого города начинаются либо от Красной площади, либо от близких к ней других площадей, и эти улицы непременно выведут к бульварному кольцу — границе этого исторического района.


БЫЛОЕ И БЛАГОЕ

Буквально на всех улицах Белого города, включая многочисленные примыкающие к ним переулки, можно найти значительные достопримечательности, и почти с каждым зданием связаны московские традиции и судьбы исторических личностей.

Даже по одним только топонимам Белого города можно получить информацию об истории Белого города. Трубная площадь была названа так от «Трубы» — как называли в народе отверстие в башне стены Белого города, через которое протекала река Неглинка. Лубянская площадь и улица Большая Лубянка — названия, происходящие от Лубяницы — района Великого Новгорода. Первый раз слово Лубянка появилось в летописи 1480 г., когда Иван III после падения Новгородской республики выделил эту землю для новгородцев. Моховая улица получила название от рынка, где торговали мхом, необходимым (наряду с пенькой) при сооружении деревянных домов для прокладки между бревнами. Охотный Ряд — по торговым рядам, в которых продавалась дичь. Мясницкая улица — по лавкам мясников и скотобойням. С ними связано и название Чистые пруды. На самом деле пруд был (и остался) один. В него сваливали мясные обрезки и потроха, и запах в округе стоял соответствующий, за что пруд называли Поганым. После того как в 1703 г. фаворит Петра I светлейший князь А. Д. Меншиков получил здесь землю для строительства своего дворца, он велел очистить пруд. Топоним Кузнецкий Мост происходит от самого натурального моста над Неглинкой, сначала деревянного, а затем каменного, рядом с которым располагалась слобода, в которой жили кузнецы, работавшие на Пушечный двор. И так далее и тому подобное.

В названиях переулков часто присутствуют названия церквей, здесь стоявших, из которых сохранилась лишь не самая большая их часть: какие-то сгорели, другие была снесены при расширении проезжей части улиц наряду с жилой застройкой XV-XVI вв.

Преобладало в Белом городе ремесленное население. Все, что производили ремесленники, продавалось на многочисленных рынках, существовавших в XVI—XVII вв. буквально на всех площадях; купцы побогаче строили лавки, часто совмещенные с мастерскими. Конкуренция была высокой, и работали московские мастеровые на совесть, добиваясь высокого качества своих изделий. Купцы тоже времени даром не теряли, товар на свои прилавки поставляли и из других губерний России, и заграничный. Особенно славился изделиями французского происхождения Кузнецкий Мост, до сих пор сохранивший репутацию самой элегантной улицы Москвы в том, что касается торговли. Как и самой книжной: и до 1917 г., и после него здесь работали издательства и солидные книжные лавки. Букинисты торговали в основном в Столешниковом переулке.

Несмотря на свойственные столичному городу высокий уровень запросов, широту взглядов и вольнодумство на западный манер, особенно в студенческой среде, в Белом городе до середины XIX в. царил патриархальный, почти сельский дух со своими нюансами. Купцы любили кутить, «ездить к цыганам», устраивать разные гулянья и балаганные «забавы» в народных традициях. Дворяне, настоящие «баре», хоть и считались высшим светом, немногим от них в этом отличались, да и они тяготели к жизни наполовину сельской, дома свои заказывали архитекторам по типу загородных усадеб, в основном раскинувшихся широко, с садами. Церковь почитали все, посты соблюдали строго, много жертвовали храмам и монастырям: на колокола, на украшение церквей, на первоклассные хоры. А вот ханжами не были: самозабвенно любили и строили театры, где всегда играли, музицировали, танцевали самые талантливые и самые дерзкие в творчестве российские артисты своего времени.


Следующее: Залив Бохайвань, Море Бо

Предыдущее: Залив Бохайвань, Море Бо

Интересное: 4 города Европы, куда стоит поехать за впечатлениями в феврале 2018
ПОДЕЛИСЬ!