Но и перед ними стоит волнующий вопрос христианского мира: было ли естество Иисуса само по себе отличным от естества всех остальных? Фактически — да, стоит только вспомнить Его земную жизнь и Его чудесные деяния, о которых повествует Евангелие. Но с принципиальной точки зрения даже Он сам настаивал: никакого различия нет. Он провозгласил себя первым среди равных.

Пусть равные вырастают и по отдельности, но все они — от одной и той же матери, в нашем случае — от мирового поля, и всегда пребывают в единении с мировым полем. Как пишет «Кена-упанишада»: «...все части моего тела, мои глаза, уши, речь и жизнь, вся сила моих органов чувств получает (в Нем) питание. Все сущности, в действительности — Брахма...» .