Основание западного самосознания было заложено иудейскими духовными школами и теологами. Иудейское учение утверждает, что древние евреи были избраны Богом, но отделились от Него, что человек еврейской национальности по рождению отличается от остальных людей, что он от рождения отделен от них. В основе этих мнений лежит идея придать разлученности особый смысл. Древнееврейский Закон предписывал ревновать Бога ко всем остальным народам и стяжать его для себя.

В «Книге Исайи» пророк укоряет детей Израилевых. Он говорит им: «беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лицо Его от вас, чтобы не слышать» [1]. В «Книге Левит» Бог снова говорит устами пророка: «и сказал Я вам: вы владейте землею их, и вам отдаю в наследие землю, в которой течет молоко и мед. Я Господь, Бог ваш, Который отделил вас от всех народов»

И хотя Иисус проповедовал, что каждый человек от рождения подобен Ему и что каждый имеет прямой доступ к своему Небесному Отцу (мировому полю энергии и сознания), вверяя себя Его рукам через Его ипостась Святого Духа, все же христианская идеология стала холодной и догматичной. Она уделяла внимание только форме, а не духу христова учения. Уподобившись отчасти из-за принятия аристотелевского подхода к миру фарисеям, христианские теологи и ныне проповедуют, что человек уже от рождения не целостное существо, а результат раздробленности.



В «Послании к Галатам» апостол Павел пишет: «поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся».

Эта фраза, так же как и многие другие, на протяжении столетий использовалась церковниками для отстаивания постулата, что человек находится за пределами мирового поля, что он живет в разлученном состоянии, в котором все, что есть на свете, определяется понятиями «я», «мне» и «чужое». Христианская доктрина учит нас, что человек в его первобытной стадии развития (в Эдемском саду) воспринимал жизнь недвойственно и благодаря связи с Богом переживал жизнь в ее единстве. Но в своем грехе (в греческом языке понятия «грех» и «разлученность» обозначаются одним словом) человек распался на составляющие и утратил свое исконное единение.

Для христиан Иисус стал адвокатом, который защищает перед Небесным Отцом интересы отпавшего от него человечества, и поэтому становится мостиком между духом (отцом) и плотью (человечеством). Через Иисуса, которого стали называть Христом, иначе говоря, через «Я есть», человечество снова получило доступ к Отцу — «Всему». Доступ, который был утрачен из-за адамова греха. Через Иисуса человек может снова сделать себя одним целым с помощью вновь построенного моста к тонким мирам, то есть через избранную близость Иисуса к Отцу. Как сам Иисус говорит своим ученикам: «...и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть».

Как говорят нам христиане, в этом и заключается доступ к внутренним мирам, который был утерян с изгнанием Адама из Эдемского сада. Для христианина Иисус является прообразом неразделенного человека, человека, пребывающего в единстве с мировым полем, «Всем». Иисус стал Христом, «помазанником», пробившимся сквозь майю* — раздробленность. Превратившись в целое, Он испытал помазание праной, которая беспрепятственно вливается во всех, кто побеждает двойственность и превращается в свое «Я есть».