Это явление, которое мы могли бы почти не кривя душою назвать регулярной человеческой слепотой, на самом деле всего-навсего результат предубеждения, что Бог находится вне человека.

Карл Густав Юнг. Болезнь, которая есть мы

Иудейско-христианский мир, считающий человека существом изначально нецелостным, которое может пребывать отдельно от мирового поля, преподносит нам эту свою точку зрения как данность. Этот подход полностью противоречит теории психодуховного воссоединения.



Используемые для прихода к психодуховному воссоединению методики рассчитаны на то, чтобы рассеять в человеке ложное ощущение разлученности, не позволяющее ему осознанно чувствовать единство с мировым полем и разделять беспричинное чувство радости от единения с ним.

Разительное отличие идеи психодуховного воссоединения от традиционного христианства и иудаизма заключается в том, что и христианин, и иудей верят: человек рождается на свет в состоянии разлученное™ (из-за первородного греха) и даже после обращения в веру грехи могут разлучать его с мировым полем энергии и сознания и что в таком состоянии он духовно умирает.

Теория психодуховного воссоединения не считает, что человек по своей сути происходит от разлученности, и что такая разлученность является насущной и неизбежной данностью нашего мира. Несмотря на то что многие люди не могут пробиться к осознанному переживанию своей внутренней жизни и только дальше и дальше отдаляются от него, мы принимаем, что на неосознанном уровне человек никогда не разлучается и не может разлучиться с мировым полем. Он всегда существует внутри мирового поля, невзирая на то, верит ли в него и переживает ли его осознанно. Он или она всегда были и будут пребывать в Дао, Брахме или в том, что христиане называют «Телом Христовым». Более того, пускай даже и неосознанно, но человек всегда будет тесно связан с мировым полем, всегда будет сообщаться с ним и получать из него подпитку для своего личного поля.

Каждый индивидуум существует внутри этого поля и пользуется им совершенно так же, как Иисус или какой-нибудь другой просветленный учитель. Единственное различие лишь в том, что просветленный учитель не только неосознанно, но еще и осознанно переживает свою сопричастность с мировым полем. Он освободился от иллюзии, что реально лишь существующее в физическом мире. Он понимает, кто он есть с точки зрения своего взаимодействия с мировым энергетическим полем и пронизывающим это поле сознанием, потому что напрямую, непосредственно воспринимает мировое поле и «Все» — мировое сознание, поддерживающее мировое поле. Он может осознанно воспринимать мировое поле и ради этого сопротивляться склонности отождествлять себя со своим сознательным умом и сенсорными органами чувств, которые отделяют нас от всего остального.

Наоборот, он соединяет все свои самосути воедино, и его «я» начинает таять, превращаясь в «Я есть», идеальное сочетание самосутей, а через «Я есть» он начинает во всей полноте переживать свое взаимодействие со «Всем», в состав которого входит и все остальное, наполняющее мир.