В моем случае мне только тогда по-настоящему открылся путь возвращения к истокам, когда я перестал винить других в своей жалкой участи и возложил ответственность за состояние своего бытия на себя. Как только я смог сжиться с тем фактом, что сам в свое время выбрал зажатость, сразу же пришло понимание, что теперь можно сделать обратное, то есть выбрать полноценное излучение. Тогда я начал искать какую-нибудь зацепку, за которую можно было бы ухватиться, чтобы продвинуться в глубь себя, а там уже начать делать изменения. Я считал, что если найти какие-нибудь инструменты для освобождения своих плененных эмоций, можно будет вернуться в нормальную жизнь и что-то из нее сотворить.

Я приступил к самоисследованию. Мне посчастливилось попасть в совершенно новую программу Дэниела Кейзрола и Артура Янова. Эта программа основывалась на групповом противопоставлении. Главным инструментом терапии группового противопоставления, как это тогда называлось, было противопоставление людей друг другу и «общение» со своими «предками». Если какой-нибудь участник становился нечестным (я не имею в виду, что он начинал давать ложную информацию, скорее выходило так, что он начинал «подделывать» свое самовыражение, скрывая подлинные эмоции и потворствуя им), то он тут же попадал в условия противопоставления, и группа требовала от него выражения своих истинных чувств. Более того, поведение, наделяющее ложной значимостью эти ненастоящие эмоции и скрывающее их, препятствуя их свободному излучению наружу, группой не принималось, и от участника требовалось измениться. Он должен был пойти на риск и изменить положение вещей, мешающее ему жить, и открыто себя выражать.

Участники группы учились выпускать на волю свои старые страхи, гнев и боль, таившиеся у них внутри на протяжении долгих лет. Как только эмоции высвобождались, становилось легче менять старые привычки, и человек прекращал выбрасывать из себя «старую гадость». Становилось легче быть откровенным и общаться с миром с позиции взрослого, с позиции «здесь и сейчас».