Если связь новорожденного с родителями нарушается из-за присутствия энергетических зажимов в энергетике одного из родителей, то личное поле ребенка будет и дальше оставаться поврежденным. Это оказывает негативное воздействие на эго ребенка, которое должно быть глубоко укоренено в бессознательное. Если эго развивается преимущественно в сознательном, то ребенок никогда не достигнет полной эмоциональной зрелости и не сможет впоследствии строить зрелые взаимоотношения. Это может даже исказить сами основы его представления о том, что такое естественные и зрелые человеческие взаимоотношения.

Данный рассказ, полученный от Ф., иллюстрирует, какие жизненные трудности приходится преодолевать, если нарушено нормальное развитие эго.

«Я — незаконнорожденная, мой отец был алкоголиком. Мать родила меня в роддоме для матерей-одиночек.



Когда мне исполнилось два года, моя мать, родив третьего ребенка, вышла замуж. На мою долю выпало пережить некое подобие семейной жизни с матерью, отчимом и сестрой. Однако так продолжалось совсем недолго. Вскоре сестру забрала тетя, а меня — бабушка с дедушкой. Еще позднее я попала в руки приемных родителей. Мое детство связано с ощущением совершеннейшей запутанности в себе. Я не знала, откуда я родом и кому должна доверять. Я была диким и трудным ребенком, мои приемные родители держали меня год, после чего решили, что больше не хотят со мной жить, и тогда мне довелось выслушать такие слова, которые сравнимы только с кошмарами.

После трех лет обучения в школе учителя и родители решили, что я слишком медлительна для обычной школьной программы, и меня отправили в детский дом, где я пробыла около года. Меня сбывали с рук на руки вплоть до 15 лет, пока я снова не начала жить с матерью и отчимом. Детские приступы гнева и агрессии с наступлением половой зрелости постепенно превратились в депрессию.

В 15 лет я начала употреблять наркотики. В последующие два года я чувствовала себя очень неустойчиво и часто меняла место жительства. Большую часть времени я находилась под воздействием наркотиков, и однажды попыталась покончить с собой. После этого меня поместили в исправительное заведение, где непокорных девочек старались вернуть на путь нормальной жизни.

Консультация по психологической помощи наконец появилась и в моем городке, и меня направили туда. Сначала я была переполнена недоверием, дичилась и огрызалась. Мне сказали, что у меня есть выбор: или оставаться в этом сообществе и вести себя хорошо, или попасть в тюрьму для несовершеннолетних. Я решила остаться в сообществе. Через некоторое время в моей жизни начались большие перемены, потому что я была вынуждена жить бок о бок с другими и общаться с ними на занятиях по групповой терапии. Я прожила в этом сообществе три года и за это время поняла, что жизнь стоит того, чтобы жить. Потом я встретила человека, в которого влюбилась, но отношения были разрушены моей непомерной ревностью, злостью и страхом быть отвергнутой, а также моей тягой к собственничеству по отношению к близким мне людям.

В 1985 году кто-то сказал мне об американском целителе, преподающем в Европе. После некоторых колебаний я решила стать его ученицей и пройти курс обучения работе с чакрами и энергетикой. Но, несмотря на то что я стала у него заниматься, мои старые модели поведения продолжали управлять мною.

Прошло много времени, прежде чем я поняла, что в общении со своим духовным учителем не должно быть игр и придуманных взаимоотношений. Все должно быть открыто, каждый день — просто продолжение предыдущего. Но я слишком привыкла притягивать внимание к себе и создавать около себя окружение, в котором можно было бы почувствовать собственную безопасность. Когда он отказал мне в этих происках, я начала демонстративно выбрасывать из себя свою ущемленность, внутреннюю боль, страхи и отчаяние.

Все больше и больше я чувствовала себя буквально разрывающейся надвое. Я все чаще убеждалась, что на свете действительно существует состояние абсолютной внутренней самоотдачи, любви и бескорыстия в общении, но в то же время было ясно, что из-за страха быть отвергнутой мне будет не так-то просто открыться. Я и помыслить не могла, что кого-то люблю, потому что не доверяла своим чувствам. После нескольких недель внутренней неразберихи я подошла к Кейту, и он сказал, что есть только одно спасение от моего кризиса личности — убрать зажимы, мешающие мне просто и без всяких на то причин себя полюбить. Он говорил, что я должна разобраться в своем отношении к работе с энергией, к нему и себе самой. Я страдала часами, постоянно задавая себе вопрос: «Что же это все такое?» Я старалась определить, каковы были мои мотивы и отношения и откуда они брали свое начало. И наконец ко мне пришло прозрение, что есть только один выход: отбросить прошлое и жить настоящим.



Я начала регулярно заниматься медитацией, стала обращать внимание на свое тело, научилась следить за его участками напряжения и правильным движением энергии по ним. Очень скоро в моей энергетической системе почувствовались перемены. Сердце словно открылось, оно стало более чувствительным и отзывчивым к чувствам окружающих. И я в конце концов поняла, что мною все это время владело — любовь, та самая любовь, о которой Кейт говорил, что она придет ко мне, если я вернусь к своей истинной сути и смогу заново собрать себя».