Мне очень больно от своего предательства

Это произошло в прошлом мае. Тогда мне только исполнилось 30 лет, за плечами восемь лет брака, сын 4 лет от роду и никаких измен. Жили мы у родителей жены. Отношения с моими родителями были тяжелыми с детства, и я был рад увидеть в теще человека, который дал мне любви больше, чем  собственная мать.

Семейная жизнь погрузила меня на дно депрессии. Работал в иностранной фирме с высоким доходом, но решил, что пришло время сделать качественный шаг вперёд, и замечтался о волшебном мотивирующем пинке. Пинок себя долго ждать себя не заставил. Полон решимости, денег и чувством своды, я умчался с супругой в Париж. По возвращении в Москву приступил к поиску работы, но кризис 2014 года мешал мне в этом преуспеть. Полгода жили на мой кредит. После долгих поисков я устроился в английскую компанию, на меньшие деньги, но карьера пошла, и через год меня повысили, пообещав скорое очередное повышение, если зарекомендую себя с лучшей стороны на новой должности.

Почувствовав веру в себя, я получил импульс личностного роста. Я боролся с комплексами, выходил из зоны комфорта и прививал себе качества целеустремлённого человека. В тоже время я ощутил в себе чувство силы. За полгода безработицы я очень много читал, регулярно ходил в зал, изменил стиль и причёску. Я уверовал в свой успех, я его ощутил. Поменялась и моя ментальность. Из скромника я превращался в покорителя женских сердец. Это чувство, доселе неизведанное, пьянило меня. Я видел, какое впечатления провожу на женщин и желал развивать это, усиливая свою самооценку. Так в мои сети попала одна из коллег. Милая девушка из Волгограда, живущая в съемной комнате с мужем азербайджанцем, вдали от больного ребёнка, оставшегося на попечении бабушки и деда. Два года я ее окучивал. За это время я нашёл выход моим увлечениям и сублимировав все прочитанное и увиденное мною в красивом письме. Эта девушка, первой пробудила во мне тягу к измене. Она два года принимала мои ухаживания, предпочитала в обеденное время мое общество обществу девушек-коллег. Вся компания была уверена в нашем романе, и даже как мне казалось, молчаливо поощряла. Но на большее чем бесстрастный поцелуй в щеку рассчитывать не приходилось.

Шло время. Дома были отношения натянутые, ребёнок ко мне не тянулся и ласки не проявлял. Это меня ранило. Жена после родов сильно изменилась. Постоянно взвинченная, крик, мат на ребёнка, мат в адрес каждого кто идёт наперекор. Пока я ухаживал за коллегой, я прибывал в сладостных мечтаниях, это и тяга к карьере позволяли мне не так переживать домашние передряги. Дальше желание потешить самолюбие трансформировалось во влюбленность. Я думал о ней ежедневно, готовился к нашим обедам. Со счастливой улыбкой я возвращался на последних автобусах домой, отмечая медленные движения в сторону нашего счастья. Желание открывать для неё мир, заставляло меня расширять свой кругозор. Я ещё больше читал, ещё больше смотрел. Почти год я упрашивал встретиться со мной после работы, она согласилась отметить мой день рождения, а позже ее перевели в другой магазин. Я очень расстроился, но эта вынужденная разлука сыграла свою роль. Лишенные ежедневных обедов, мы перенесли наши встречи в ближайшие бары и рестораны. Это ещё полгода давало мне повод в улыбке возвращаться домой.

Настала осень. В нелепой ситуации, в последние неделю перед отпуском, я ломаю руку. Беру себя в руки, сжимаю зубы, но больничный не беру ; на носу то самое, очередное повышение. Рабочая неделя подходит к концу, в крайнюю смену собираю вещи и иду открывать больничный. Не тратить же мне свой отпуск, когда есть больничный? Во врачебном кабинете слышу, что у меня два смешения и необходимость в операции. Дома же меня ждал дорожный чемодан и билеты на поезд. Пришлось сдавать. Дальше ; мрак. Отпуск пропущен, отпускные потрачены на пластину и винты для запястья, так как расходный материал страховой не покрывался, а на работе сменилось руководство и после завершения моего двухмесячного лечения меня встретили взглядом «а ты кто?». Коллега желала навестить меня в больнице, но я красиво отвёл ее от этой мысли. Имея возможность покидать лечебницу на выходные, я предложил ей встретиться вне больнице. Наша долгожданная встреча, к моему удивлению, оказалась непродолжительной. Я, она, мы впервые не ограничены временем. Доселе такого не было. Я был счастлив делить с ней эти минуты. Я был в ожидании голливудского конца. Два года как-никак она принимала мои ухаживания. За это время на ее лице обосновалась нежная улыбка, а глаза светились счастьем. Но в тот раз она была сдержана и, не дожидаясь вечера, покинула меня. О нас мы не говорили. Но мне стало ясно. Я уважал ее за верность мужу и клял себя за мои желания, стыдился супруги. Раз так, то смысла в нашем общении я не видел.

Месяц не общались, а позже меня переводят в ее филиал. Она счастлива, я нет. Она делает вид, что не понимает, что произошло с нашей дружбой, а я проклинаю это слова ; дружба. Страдаю полгода, не общаюсь, не встречаюсь взглядом. Ты сильнее этого, говорю себе. Грустно улыбался, представляя себя охотником, угодившим в собственный капкан. Она начинает меня ревновать к нашей коллеге, с которой я не выходил из формата привет-пока. Через полгода мои мучения подходят к концу, потому что ее год спустя, возвращают в тот магазин, где все зарождалось между нами, и я, оставшись один, впервые за это время с облегчением вздыхаю. Я чувствую себя легко, впереди отпуск во Франции, через два месяца ещё один в Германии. И вроде бы все хорошо, но между той коллегой, к которой она меня ревновала, и мной, зарождается безумный ураган страсти. У меня уносит голову. Боже, я вижу в ней все то, что я прививал жене. Она ; эталон. В первое наше свидание мы прогуляли 12 часов, меняя одно заведения на другое. Мы бесконечно говорили, и лишь телефонный звонок жены в пять утра 9 мая возвращает меня к жизни.

Наступило лето, город заселили туристы, поднималась температура на термометрах, поднимался градус страсти. Мечтали о Питере. Я купил билеты, забронировал жильё, но спалила супруга. Она плакала, умоляла не ездить, потом уступила ; лишь бы не уходил. Поездка в Питер была потрясающая. Мы не успели на обратный рейс и были вынуждены возвращать поездом. Лёжа с ней на одной полке, прижимаясь крепко телами друг к другу, я ловил себя на мысли, что давно не был так счастлив. Что вот он, тот самый вкус жизни, утраченный мною. Всю ночь до Москвы я не спал. Растягивая эти минуту, перед расставанием. Через две недели, когда я повёл супругу в ресторан на ее день рождения, я услышал, что она видеть меня не желает и что бы я катился к своей мадам. Так и получилось. Год я жил с ней. Спасибо жене, что не чинила мне препятствий для встреч с сыном, и все свои выходные я проводил с ним, а при графике 2/2 это существенно.

После Питера был Берлин, а позже и Мюнхен, где мы провели три дня, после чего она была вынуждена вернуться к работе, а я уехал с сыном и женой в Австрию отмечать день рождения ребёнка. Все про все знали. Так продолжалось год. Я был и самым счастливым и самым несчастным одновременно. Я был вознесён до небес. Делить кров с той, которая делает меня счастливым, и убит горем от разлуки с сыном. Уходил от него рыдая, когда он махал мне рукой из окна. Со временем стало ясно, что с моей любимой мы не сходимся в ответах на материальные вопросы. Получаю я значительно меньше ее, имея семью. Девушка она избалованная вниманием и подарками. Мама обеспеченная, есть бизнес с квартирами. Я жил у нее, ежедневно покупал продукты и алкоголь, оплачивал все рестораны, поездки. Я сразу хочу пояснить, что руководствовался только желанием ее осчастливить. Я убирал ее квартиру, гладил платья, готовил еду. К моему имеющимися долгу, накопившемся за время безработицы добавилось ещё 100-150 тысяч. Я стал дико экономить на себе. Никаких покупок, разбитый телефон и дошик. В ответ упрёки: за квартиру не плачу, ей подарки не покупаю. Конец берет начало с нашей майской поездки. Я купил билеты, но ее работодатель не отпустил (к этому времени мы уже вместе не работали). Я был вынужден воспользоваться своими билетами и уехать раньше неё, встретив через неделю на месте. Я в отпуске, она должна прилететь через пару дней, визу только ей дали, билеты ещё не куплены. Выбрали время рейса. Я договариваюсь о трансфере. А через пять минут она пишет, что выбрала другой рейс и на мое резонное удивление вываливает на меня оскорбления. Говорит, что я псих, испортил ей настроение, и она никуда не поедет.

Я был спокоен и пытался ситуацию выровнять. Объясняю, что важно придерживаться договорённостей, а если меняются обстоятельства, то прежде чем что-то принимать следует сообщить об этом. Но она наотрез отказалась ехать. Мне было больно от того, что она своё эго поставила выше нас. Мы мечтали об этой поездке, я вынашивал ее план не один год, потратился на билеты, который не были востребованы. Я не стал дожидаться конца отпуска и вернулся в Москву, приехав к ребёнку. В моменты наших ссор я неоднократно уходил от неё приезжая к сыну. Утром от неё сообщение ; «я прилетела». Я выдохнул и решил, что так будет лучше. Я взвалил такой грех, бросив семью, отдал себя до последней копейки, ещё и долговое бремя несу, а она не смогла переступить через свое эго и признать неправоту своих оскорблений. Жену мне тоже не хочется мучить, она заслуживает любви, нежности, ласки, и я это все берегу не для неё.

Хотел забрать вещи в ее отсутствие, но не смог. Несколько раз порывался погулять возле ее дома, зайти в него. Словом, я не смог. Ждал ее возвращение. Простил ей все. Было тяжело вновь врать жене и бегать к любовнице. Та же стала мечтать моем разводе, браке и ребёнке. Ночи, проведённые не вместе, давались тяжело. Но я как школьник с трепетом в сердце ждал каждую следующую встречу. Думал, трудности закалят. Вся ситуация ; результат, того что мы не несём ответственности за свои поступки. Следует понимать и помнить, что именно нежелание искать компромиссы стало причиной окончания нашего совместного проживания. Были прекрасные дни, яркие и чувственные. Но последние встречи заканчивались ссорами. Так прошло три вечера. Последняя ссора была серьёзной. Я всячески дал понять, что я готов сделать для неё все, но в тоже время я не родился ее должником, и у меня нет рабского кольца на шее. Она моя мотивация жить лучше будущим. Сказал о важности женщины в мужских победах. Помирились. Объяснил, что люблю её, что не живу с ней, потому что я не могу позволять себе ее прихоти, что если и жить снова в месте, то уже официально. Что мы либо справимся, поступившись своими убеждениями, и будем сидя в одной лодке начать грести в одну сторону, либо все закончится. Пришло время понять так ли мы любим друг друга, чтобы измениться самим ради общего будущего.

Настал ее день рождения. На каждый праздник я дарил дорогие изделия фешн брендов, сам же не получил ничего. Все праздники вызвали ужас, опять выклянчивание, опять поиски денег. Денег мне стало не хватать все сильнее. Я предупреждал, что ничего дарить не буду, но в сам праздник мне не хватило на цветы. Зарплата через несколько дней, а ходить и снова занимать, не было сил и было стыдно перед собой. Она, стояла с букетом, увидела меня с пустыми руками, стала отворачиваться от моих поцелуев. Она очень негодовала, укоряла меня за отсутствие букета, который так от меня ожидала. Чтобы не эскалировать конфликт, я предложил разойтись по домам. День рождения все-таки. Она быстро уходила. Сам того не желая я обогнал ее идя по параллельно улице. Думаю глупости. Семья, о которой он мечтает и не такие трудности и лишения проходят. Я остановился перед ней, но она прошла дальше, потом достала телефон и стала вызванивать друзей. Я рад, что я пришёл без цветов. Это пробудило меня. Я рад, что моя святая жена меня приняла, рад, что не лишён общества сына.

Из-за любовницы я в долгах, я не поддерживаю отношения с родителями и лишён ими жилплощади. На мне печать предательства родных. И досада от того, что все сделанное мною, как и мое предательство, воспринималось как должное. Со дня рождения прошло две недели. Никакой связи. В это время я нашёл этот сайт, нашёл немного похожую историю. Мне очень помогли комментарии читателей, неоднократно перечитывал их. Вещи очевидные, но когда ты в плену чувств, ты слеп. Все произошло так, как и должно было, хорошо, что так рано, без последствий в виде ребёнка от неё. Сейчас я там, где должен быть, но до чего же мне больно. Я думаю об этом ежедневно. Я принял произошедшее. Но сегодня мне нестерпимо горько. Год жизни так просто не вычеркнуть. Я в семье, я вернулся другим, и мне одиноко. Я лишился любимой женщины, в ее лице лучшего друга, с которым быть вместе одно удовольствие. Сегодняшняя слабость заставила меня исповедаться. Я не написал ей, я предпочёл потратить время, набирая этот текст на телефоне с треснутым экраном. Уже за это спасибо.

Автор: Ренегат


Поделись!
Читай нас!