Тогда мне было 21. Молодая, задорная, с хорошей, хоть и слегка полноватой, фигурой очень соблазнительных форм. Пользовалась успехом у мужчин всех возрастов и никогда не была обделена вниманием. В отличие от большинства сверстниц, считала, что замужество мне сейчас не нужно, а потому поклонники и возлюбленные присутствовали в моей жизни перманентно. Нет, не нужно думать, что я вертихвостка, доступная или бестолковая. Но в этот период жизни хотелось смеяться, влюбляться и танцевать. А взрослая жизнь серьезных людей ; это то, к чему я все равно приду. Но попозже.

Ему было 33. Не так уж и много, но и не мало. Бывший спортсмен, не слишком высокий, но с моими метр шестьдесят с копеечкой, я вполне могла позволить себе высокие каблуки, не возвышаясь над ним. Плотного телосложения (отпечаток спортивной юности, а не невоздержанности в пище). Веселый, с прекрасным чувством юмора. Пользующийся повышенным успехом у женщин абсолютно всех возрастов. Он покорил меня не с первого взгляда, и даже не со второго. Больше года мы были просто коллегами. Я ему симпатизировала, не больше.

Когда и почему все изменилось? Влияние обстоятельств. Необходимость задержаться на работе вдвоем, когда без моей работы он свою не закончит, а моя последний этап в процессе, а закончить нужно именно сегодня. Мы как-то сразу договорились, что отношения наши без обязательств, до тех пор, пока обоим это интересно. А с учетом его репутации бабника, никаких иллюзий я изначально не питала. А потом был секс. Такой, что невозможно полноценно описать. Когда плавятся мысли и чувства. Когда весь мир сжимается до крохотной точки в районе солнечного сплетения, нестерпимо сияющей мириадами оттенков, в короткое мгновение взрывающейся силой равной силе рождения новой вселенной. И каждый раз это одновременно полное опустошение и переполненность. Не нужно спрашивать у меня как это возможно. Каждый раз с ним я умирала и рождалась заново. Пыталась убедить себя, что это от новизны ощущений. Каюсь, грешна, как правило, до него, интерес к мужчине я теряла после 3-5 раза. И хотя любовников у меня до него было не слишком много, с чем сравнить было. А тут день за днем, неделя за неделей ничего не менялось.

Нет, я нарочно не стала говорить сразу об одной немаловажной детали. Он был женат. Женился сразу после армии, по залету. Не сдержал взыгравшие гормоны. Жену никогда не любил, да и она его тоже. Но до дрожи любил свою дочку, которая родилась с некоторыми физическими (хорошо, что не умственными) недостатками. Сразу сказал: «От жены не уйду. Дочь для меня важнее всего». А я и не настаивала, потому как не собиралась замуж в ближайшие годы ни за кого вообще, ни за него в частности. Я понимаю, что сейчас моралисты и поборники подготовят свои помидоры и тапки. Не напрягайтесь. Я не чувствую себя виноватой. Если мужчина хочет ; он найдет. Не со мной, так с другой. А разрушать семью я не собиралась ни тогда, ни сейчас, спустя очень много лет. И здесь я не для бичевания и не для получения советов. А просто исповедаться. Не нравится ; закройте и не читайте.

Неделя шла за неделей, месяц сменялся месяцем. Я познакомилась с его дочкой » официально» считалась ее репетитором по математике, так как девочке плохо давались точные науки. Они приезжали ко мне не по графику, а по необходимости, иногда проводя в моем доме целые вечера. Я была знакома с его друзьями и родителями. А он очаровал всех моих подруг. И я все так же продолжала каждый раз «умирать» в его объятиях. О том, что я давно и без памяти влюблена, я узнала от подруг. То ли не понимала очевидного, то ли не хотела признаваться самой себе. К тому моменту нашему роману уже было больше двух лет. Он тоже не признавался в любви, не клялся в верности, ничего не обещал. Он просто был рядом. Без слов. Всегда.

И в один день ушел из семьи. Не ко мне. Съехал к маме. Жил там, проводя со мной каждую возможную минуту. Столько нежности, столько заботы! Я дождалась трех заветных слов и летала. Не строила планов, потому что важным был только сегодняшний день и завтра не существовало. А спустя несколько месяцев, в один морозный день, он пришел с потухшими глазами, пряча дрожащие руки и губы, не имея сил взглянуть мне в глаза, сказал, что у дочери обострение врожденного заболевания и он возвращается в семью.

Это был единственный раз, когда я плакала и умоляла его передумать. Я просила, грозила и говорила все, что могло заставить его изменить свое решение, хотя в голове неоновой вывеской горела фраза «дочь для меня важнее всего». Единственный раз я выбежала вслед, накинув на тонкий халатик куртку, с голыми ногами, в домашней обуви. И плакала вслед уезжающей машине, а слезы, не успев упасть, замерзали каплями на щеках. Я не чувствовала холода. Не чувствовала ничего. Потому что в этот раз умерла и не воскресла.

Мы пытались общаться. Не сразу, спустя какое-то время. У нас был секс. Не такой, как раньше, но все же. Но каждый раз после, мне больше не хотелось, чтобы он оставался. А еще спустя какое-то время, я узнала, что он не просто женат. Он венчан. И я ушла. Не буду говорить, скольких сил мне стоило забыть его. Сколько долгих месяцев я просыпалась с его именем. Головой я простилась с ним, но сердце не желало, у сердца было другое мнение. Я просто заперла часть души и выбросила ключ.

Я встретила мужчину, который вскружил мне голову, был заботлив и нежен. Я полюбила его. Живем больше 10 лет, как все, со своими взлетами и падениями, ссорами и примирениями. Детей не нажили, так как проблемы со здоровьем у обоих. Влюбленность переросла в привязанность и этот человек мне очень дорог. Ни разу не изменяла, хотя от былой красоты еще кое что осталось и мужчины по прежнему не оставляют без внимания, но мне это не интересно. У меня надежный тыл.

И снова зима. Мороз, 6 утра. Я стою на автобусной остановке, закутанная в бесформенный пуховик, натянув капюшон «на самый нос», губы прячу в мех воротника. Холодно. Стужа пробирается по ногам, руки спрятанные в карманы судорожно сжаты в кулаки, пытаясь удержать последние крохи тепла, захваченные из дома. Звонок на мобильный. «Это ты стоишь на остановке?». Я заполошно озираюсь, заметив неподалеку стоящую » на аварийке» иномарку и не раздумывая ныряю в ее теплое нутро. «Привет. Как ты меня вообще узнал?» ; спрашиваю. «Я узнаю тебя всегда. Везде». И тихий разговор старых знакомых, не видевшихся долгие годы. Он довез меня до метро. Мы легко попрощались. Боль прошлого ушла. Но понеслись смс и сообщения в Вайбер.

Сначала он пытался настаивать на встрече. А потом мы стали общаться. Как когда-то, много лет назад. А ведь тогда мы могли говорить обо всем или комфортно молчать. Он не клялся в любви, не обещал золотых гор и ни чем не просил, просто сказал: «Ты всегда была моей, с самого начала. Где-то на уровне ощущений, а не чувств. Ты и сейчас моя, пусть и не со мной. Но я тебя никому не отдавал. И не отдам. Ты можешь быть с кем угодно, но моей останешься навсегда». И я вдруг поняла, насколько созвучно это с тем, что чувствую сама. И мы говорили, говорили, говорили. День за днем, окунаясь в прошлое, как в неизведанный омут. Пришло понимание того, как по-разному воспринимались нами события, происходившие в те годы.

Тогда он ушел, прекратил общение, потому что считал, что так будет лучше. Надеялся, что найду свое счастье. И по соц. сетям сделал вывод, что так и есть. Не вмешивался, потому как любая, даже мимолетная встреча могла снести все выстроенные барьеры. А для меня не было этих полутора десятков лет. Я еще вчера стояла на морозе с ледяными дорожками на щеках. Но я простила. Забыла. И воскресла. Нет, мы не виделись. Но теперь в этом мире есть человек, который меня любит и ждет не менее сильно, чем я сама.

Я верю в реинкарнацию. И знаю, что моя половинка меня дождется, пусть даже в другой жизни. Жаль только, в этой не удалось.

Автор: Зеленоглазая




Следующее: Родственники в ярости. Девушка ухаживала за престарелой бабушкой и она оставила ей свой дом

Предыдущее: Бесцеремонный брат мужа

Поделись!
Читай нас!