«Опомнись, женщина! У тебя тоже есть сын. Неизвестно, не выгонит ли он прежде из дома вас обоих так, как вы меня выбрасывали.» | Истории | Отдых

Уже пошел одиннадцатый год, как сын оставил меня одну доживать. Не интересуется, как я живу, как чувствую, кто в трудную минуту приходит мне на помощь. Забыл мать, потерялся в чужой стороне.



Сначала батрачил в Токах Подволочисского района, затем осел в Воробеевке. С тех пор уже десять лет прошли, как вода в реке. Облитые они материнскими слезами и прожитые в вечном ожидании единственного сына, единой надежды.

Сын мой, сыночек, ты мне был Богом данный. Нельзя словами передать того трепетного счастья, когда я тебя впервые прижала к гpyди, когда ты впервые улыбнулся мне, произнес впервые «мама», первыми робкими шагами прошелся нашим садиком.

Когда тебе исполнилось полгода, я была вынуждена пойти на работу и оставить тебя на бабушку с дедушкой, потому что папа отправился в Сибирь в поисках лучшей судьбы. Дом у нас была старенький, я начинала строить новый, поэтому после работы еще подрабатывала в колхозе, полола свеклу, летом в ночную смену вкалывала на току, держала скот. Так за работой и сбежали мои лета. Ты вырос — и я радовалась, что имею такого хорошего сына, потому что во всем мне помогал, жалел меня.

Трудно мне было, и я старалась, чтобы ты был хорошо одет, учила тебя, записала в музыкальную школу. Никогда между нами не было недоразумений. Я чувствовала твою любовь и уважение к себе.

Как же мы радовались, когда переехали жить в новый дом! Ты все говорил, что второго папы тебе не надо, что ты будешь хозяином. И я чувствовала себя счастливой, потому что ты был для меня всем. Дальнейшей жизни без тебя я не представляла.

Впервые мне заболела разлука, когда ты пошел в армию. Я переживала. До сих пор помню, как приехала к тебе в Москву, а тебя нет, тебя уже не один день ищут. Меня вызвал командир части — и я поехала за сотни километров. Не хочу даже того вспоминать. Мне сейчас кажется, что это был страшный сон. А дальше — три месяца тревоги и ожидания. И попытки вернуть тебя домой. Что две недели я была у тебя далеко за Москвой, ночевала на вокзалах в лютую стужу.

Ты с Божьей помощью отслужил, вернулся домой, пошел на работу. Через несколько лет я тяжело заболела — и ты ежедневно навещал меня в больнице, потом возил в санаторий. Я благодарила Бога, что дал мне такого хорошего сына.




Сейчас мне напоминает о тебе каждый уголок в доме, тропы, которыми ты ходил, огород, на котором ты мне помогал, груша в саду, которую ты посадил и которая так щедро родит крупными плодами, кусты малины, которых осталось всего несколько, потому что остальные выкопал и забрал к Воробиевки.

Опустела без тебя, сынок, дом. Когда нездоровится, никто ночью не спросит меня, может, ложку воды подать. Старость подкралась незаметно и съедает здоровья. Как мне, родимый, жить дальше? Ты не звонишь и не приезжаешь. Знал, что в феврале я сломала руку, лежала в больнице, но даже не позвонил. Картофель копала — рана снова на ноге открылась. Однако должен и копать, и полоть, и косить. Десять лет не имею помощи от тебя. Слава Богу, что мир не без добрых людей.

Почему ты, сынок, забыл о родном селе, семье, дом и ту, единственную, которая дала тебе жизнь? Почему ты не приедешь, не осушишь мои слезы, а не прижмешь меня, такую ​​худенькую и немощную? У тебя ведь нет роднее меня. Разве я так много прошу?

В августе прошлого года ты был в меня, вынес сорняк с огорода, выжал кукурузу. Как я радовалась! А теперь мне чужие люди помогают, ведь Бог добр.

В апреле я ездила к тебе, просила помочь посадить картошку, а ты не приехал, тебя жена не пустила. Ты должен работать у ее родственников. Поехала я еще раз, так как на звонки не отвечаешь. Но напрасно. Не понимаю, за что твоя напала на меня, да еще и на чужом дворе? Какими словами она меня обзывала! За что? Мне в глазах потемнело, я едва убежала. Так меня еще никто не обзывал. А ты даже не защитил. Как она в церковь ходит, кому молиться? Куда ты, сынок, попал? За кого она тебя держит? Большой грех будет ей от Бога за то, что поставила стену между мамой и сыном.

Опомнись, женщина! У тебя тоже есть сын. Неизвестно, не выгонит ли он прежде из дома вас обоих так, как вы меня выбрасывали. За что ты так со мной? За то, что я тебе мужа вырастила — здорового, трудолюбивого, красивого? Ты испортила жизнь и мне, и ему.

Когда я была для него мамочкой родненькой, за тысячу километров могла дозвониться, а сейчас в Воробеевку не могу. Но молюсь Матери Божьей, чтобы берегла моего сына на его нелегком жизненном пути. Я мама, поэтому все ему прощаю. Думаю, что он и не виноват. Виноваты те люди, которые опутали его и держат в своих интересах. И пусть и им Бог простит.

Сын родной, я так жду тебя. Не могу дальше жить без тебя, не слышно твоего голоса. Мечтаю хотя бы минутку посмотреть на тебя.

Мама, Казовский район.








Следующее: «Ты будешь моей мамой? Соглашайся, у нас с папой хорошо»

Предыдущее: Вика целыми днями смотрела в окно и ждала, когда же мама придет и поцелует, заберет ее. А она не пришла…

Поделись!
Читай нас!