Предубеждения

Подпишись на нас:

Чтобы узнать еще больше о содержании своих пленок, вам следует познакомиться с тем, что я называю предубеждениями. Обобщая, можно сказать, что, когда у вас в голове проигрывается пленка, автоматически подталкивая вас к конкретному выводу и результату, то эта пленка «раздает приказы» с самого высокого уровня восприятия, который представляет собой наиболее мощный и организованный отдел мозга, в котором содержится информация о том, как все должно происходить. Такое представление, или точка зрения, и есть предубеждение.

Предубеждения являются отражением понимания человеком своего места в этом мире. Они жесткие, фиксированные в том смысле, что человек не добавляет новую и не извлекает старую информацию. Это неизменные суждения. Предубеждения повсюду следует за нами и лежат в основе нашей жизни. Они влияют на наши ценности, на восприятие себя как человеческого существа, определяют основные черты и особенности нашего характера. Они указывают нам наши границы. Они базируются на собственных ожиданиях того, что должно произойти в жизни. Вопросы общения с противоположным полом, реализуемость в профессии или взаимоотношения с детьми и родственниками — везде предубеждения оказывают сильнейшее воздействие.

Предубеждения выражают себя через такие понятия, как «обязан» и «должен». Они являются, по своей сути, требованиями: требованиями соответствовать конкретному представлению о том, что такое жизнь, требованиями не «гнать волну» или следовать той роли, которую определили для человека другие. Если бы предубеждения не были фиксированными, человек стал бы задавать вопросы и формировать в себе новые ожидания, которые нарушили бы предписанный ход его жизни. Наоборот, предубеждения всегда удерживают человека «в рамках». Они четко очерчивают его место в этом мире, устанавливая границы того, что он может и должен взять от жизни.

Пожалуй, самый простой способ понять, что такое предубеждения, — рассматривать их как конкретные роли, которые человек играет в жизни. Другими словами, зная, в чем состоят ваши предубеждения, вы начинаете познавать тот сценарий, по которому проходит ваша жизнь.

Как вам, наверное, известно из просмотра телевизионных вечерних новостей, у диктора обычно имеется небольшой электронный наушник («жучок»), представляющий собой маленький радиоприемник, по которому он получает команды от не видимого на экране режиссера. Когда необходимо предпринять что-то конкретное, или когда шоу отходит от сценария, или пришло время сделать паузу для рекламы, режиссер отдает команду, которую кроме ведущего никто не слышит. Благодаря этому маленькому микрофону, ведущий всегда остается «в сюжете».

Аналогичным образом удерживаемая и мы внутри сценария нашей жизни, внутри набора указаний, которые диктуют, как нам жить.

Что такое сценарий? Если бы мы с вами играли в слова, как бы вы определили это понятие? Когда я говорю «сценарий», вы можете дать одно из следующих определений:

- Сценарий — текст пьесы или кинофильма.

- Сценарий содержит описание всего, что происходит.

- В нем есть начало, середина и конец мероприятия.

- Зная сценарий, мы знаем все, что будет происходить.

- Сценарий похож на рецепт какого-нибудь блюда, в котором указано, какие необходимо взять ингредиенты.

- В нем обозначены все события, связанные с пьесой.

- Это то, что должны выучить актеры.

- Сценарий — общий план, которому все должны следовать.

- Когда актеры что-то забывают, сценарий помогает им это восполнить.

Мы должны согласиться, что сценарий — это то, что придает пьесе смысл. Несомненно, сценарий влияет на выбор и решения, которые принимаются в процессе постановки — диалоги, костюмы, подбор актеров и места действия. Кроме того, после определенного числа репетиций актеры откладывают в сторону написанные тексты и просто становятся действующими лицами. Начиная с этого момента сценарий перестает быть просто словами на бумаге: он начинает жить в сознании актеров. Хотя они его уже не читают, он живет и действует, направляя актеров во всем, что они делают и говорят. Больше нет импровизации, нет творчества, поскольку каждый актер должен придерживаться сценария, чтобы все действия, взаимоотношения и слова слились в едином сюжете. Если вдруг один из актеров начнет нести отсебятину, это вызовет серьезное недовольство режиссера, поскольку нарушится сценарный ход событий и это вызовет массу неудобств.

А теперь, как обстоят дела с вами? Живете ли вы строго по сценарию? Есть ли у вас назначенная роль, наполненная конкретными репликами и действиями? Ждут ли другие действующие лица вашей пьесы конкретных слов и поступков от вас, и вы чувствуете, что не можете позволить себе импровизировать, чтобы не нарушить сюжет? Чувствуете ли вы страх, что ваша отсебятина может вызвать серьезное недовольство окружающих?

Если вы живете по сценарию, который, возможно, был написан много лет назад вами или кем-то еще, знаете ли вы, в чем его суть? Выдерживаете ли вы свою сюжетную линию и следуете ли сценарию? Если бы вам пришлось писать его сегодня, вы бы написали то же самое? Делаете ли вы сейчас то, что хотели бы вставить в сценарий? В своем сценарии вы идете туда, куда вы хотите, или уже давно находитесь в тупике? Не кажется ли вам, что вы уже «переросли» свой сценарий или ушли от него в сторону?

Как я пояснял ранее, сценарий жизни строится на нескольких краеугольных камнях, которые мы называем предубеждениями. Наши предубеждения диктуют нам, какую роль играть. Мы действуем по этому сценарию так часто и так давно, что те убеждения и представления, которые у нас есть о себе, своих возможностях и своей ответственности, стали фиксированными, то есть превратились в предубеждения. Они стали прочны, как камни, но именно теперь я хочу вам показать, как эти камни разрушить.

Давайте рассмотрим более подробно, насколько сценарий жизни зависит от предубеждений. Они предписывают весь «сюжет», дают нам базу для понимания событий жизни, и в то же время влияют на нашу реакцию на эти события.

Предубеждения также подсказывают нам слова. Аналогично тому, как внутренний диалог определяет наши «сюжетные линии», предубеждения выступают своеобразным цензором этих линий, внимательно следя за тем, чтобы «герой» не очень отошел от них в сторону.

Предубеждения показывают нам, что должно произойти дальше. Они формируют наши ожидания возможных результатов. Они усыпляют наш страх перед неведомым, толкая нас в направлении известного и знакомого, даже если оно невыполнимо.

Когда мы чувствуем, что сбились с пути или что жизнь выходит из-под контроля, наши предубеждения дают нам свое покровительство. Как забывший текст актер с надеждой смотрит в будку суфлера, так и мы обращаемся к своим предубеждениям. Они говорят нам, что сказать и сделать, и мы мгновенно успокаиваемся. Равновесие восстановлено.  Предубеждения влияют на «подбор актеров» в нашей жизни: они определяют наш выбор относительно того, с кем мы хотим делить свою жизнь. От них зависит набор декораций, среди которых будет разворачиваться пьеса нашей жизнь. У них также есть что сказать о костюмах и масках — о том внешнем виде, одежде и стиле поведения, с которыми мы предпочитаем являться перед миром.

Самое главное, что нужно понять по поводу предубеждений: когда мы отдаем себя на милость предубеждениям, другими словами, когда мы предпочитаем жить по сценарию, мы невольно сопротивляемся любым изменениям в этом сценарии. Когда события развиваются против предубеждений, даже если человек ощущает себя счастливым и спокойным, как никогда, подкрадывается ощущение роковой силы. Появляется неприятное чувство, сознание того, что что-то не так. Внутренний диалог начинает звучать примерно следующим образом: «О, мой Бог! В любую минуту меня что-то может выбить из колеи. Это не моя судьба, это не моя роль. Вот что бывает, когда ты не можешь чувствовать себя счастливым». Сценарий предписывает быть ничтожеством, значит, нужно быть ничтожеством, потому что человек сам сделал выбор. Он может быть ничтожеством, даже если чувствует себя счастливым, потому что счастье не было предусмотрено в сценарии. Счастье — удел какого-то другого персонажа сценария, но только не его. Поэтому вместо того, чтобы радоваться, человек испытывает страх, что что-то не так, что это просто затишье перед бурей, просто потому, что в сценарии этого нет.

Однажды я работал с пациенткой, которая собиралась отметить свое тридцатипятилетие. Нэнси была замужем за жестоким и невоспитанным человеком, кроме того, уже десять лет она занималась делом, которое ненавидела. С циничной ухмылкой она сказала мне, как окрестила свой жизненный сценарий — третьесортная каторга «. Такое отношение к жизни определяло каждый ее шаг, каждое движение. С раннего детства она усвоила свою самую главную пленку о том, что обречена жить «на задворках», и, поскольку эта пленка так глубоко укоренилась в ее сознании, ей было суждено бороться против всего, что не входило в эту программу. Будучи «послушной овцой», она полностью подчинилась сценарию, который предписывал ей роль человека «третьего сорта». Краеугольные камни того сценария — ее предубеждения — не позволяли ей ни на шаг отойти от предписанного текста. За всю свою жизнь она вызубрила до автоматизма эти «должна» и «нужно», диктуемые предубеждениями, и отрепетировала все сюжетные ходы и линии сценария своей жизни, основанного на предубеждении, что она никогда не добьется чего-то лучшего, чем то, что у нее есть, и должна этим довольствоваться. Ирония судьбы состоит в том, что ничто в этом сценарии не указывало на то, что она на самом деле модная и привлекательная женщина, прекрасно образованная и компетентная во многих областях, кроме того, с несомненным художественным талантом.

Вскоре после колледжа Нэнси познакомилась с мужчиной, которого она описывала как чрезвычайно привлекательного (она так и сказала про него: «Ну вылитый Болдуин!»), к тому же он уже делал блистательную карьеру. Но она сказала себе: «Он слишком хорош для меня. Он скоро потеряет ко мне интерес и уйдет к другой, более удачливой женщине». И вот результат: Нэнси вышла замуж за парня с кличкой Джо — Шесть Бутылок, хотя знала, что он будет ее обманывать и колотить, и все это лишь потому, что ее внутренний сценарий подсказывал, что лучшего она недостойна.

Хотя у нее были все задатки одаренного учителя, когда дошло дело до выбора карьеры, она сказала себе: «Я недостаточно толкова, чтобы конкурировать в чем-то серьезном. Мне нужно что-нибудь попроще да поспокойнее». (Просто поражаешься, когда задумываешься о том, сколько людей на свете занимаются «не своим» делом: прозябают на работе, которая подрывает их умственную цельность, эмоциональное равновесие и, в результате, физическое здоровье — просто потому, что они сами выбрали эту работу, чтобы было «поспокойнее».) Между прочим, любое, даже самое простое, дело можно выполнить со страстью, вкладывая в него всю душу, и получать удовольствие, но если человек выбирает работу по указаниям своего вымышленного «я», это плохо. Это заявление о поражении. И на каком-то подсознательном уровне Нэнси чувствовала это.

К сожалению, заключенная в ее жизненном сценарии сила была такова, что она не смогла ее преодолеть. Однако по мере того, как мы беседовали, и жизнь, полная смысла и волнений, разворачивалась перед ней, Нэнси все сильнее волновалась. Возможность отступить от сценария в поисках своего подлинного «я» была выше ее сил. Она настаивала на том, чтобы остаться при своем «третьесортном» муже в «третьесортном» жилище и делать «третьесортную» работу. К сожалению, я, со всеми своими вариантами и наводящими вопросами, не был частью ее сценария. Вскоре Нэнси перестала приходить ко мне. Я потерпел с ней поражение, а она потерпела поражение сама с собой. Она и сегодня ведет «спокойную» жизнь в своем мирке, ограниченном и крохотном. Ее цель в жизни, как она ее понимает, быть человеком «третьего сорта». Боюсь, что сценарий будет держать ее в своих оковах до конца жизни. Я не хотел бы таким же образом упустить вас, а также не хочу, чтобы вы подобным образом упустили себя.

Страх перемен, даже позитивных, — мощный сдерживающий фактор. Мысль отклониться от проторенных предубеждений и «спокойного» сценария для некоторых людей может быть невыносимой.

В той местности, где я вырос, за нашим домом был огромный пустырь. Ребенком десяти или одиннадцати лет я часто пропадал там с друзьями, мы гоняли на велосипедах, устраивали войны, бросаясь комьями земли, и тому подобное. Глубокий овраг пересекал пустырь из конца в конец, он был около двух метров шириной и метр в глубину.

Типичным нашим развлечением было перескочить эту канаву, которую мы называли Долиной смерти, разогнавшись на полной скорости на велосипеде через узкий мостик в виде бруса шириной около шестидесяти сантиметров. И вот что я усвоил еще в раннем детстве: если кто-то пытался подъехать к этому мостику с мыслью о неудаче, например, о возможности соскользнуть с бруса или не попасть на него, это обязательно случалось. Но стоило настроиться на его стремительное и удачное преодоление, как ты мгновенно оказывался на другой стороне, цел и невредим.

Как будто вызывая в своем сознании соответствующий образ, ты настраивал свои мысли и реакции, которые справлялись с велосипедом и успешно переправляли его и тебя через канаву. Поэтому, подъезжая к мостику, я всегда старался сконцентрироваться на конкретной точке — его дальнем конце. Я старался отключиться от любой другой «информации», считая, что она может сбросить меня в канаву.

Этим я хочу сказать, что концентрация на достойной цели — дело хорошее. Но представьте себе, что канавы нет, доска лежит на земле. Когда люди принимают на веру предубеждения, они фиксируются на какой-то жизненной точке, думая, что у них нет выбора. Они по-прежнему сосредоточены на дальнем конце доски, хотя под ней уже нет никакой канавы. Они не хотят отвлечься от предубеждения, поскольку думают, что им это не дано. Даже если доску теперь можно спокойно объехать по прекрасной дороге, они предпочитают придерживаться маршрута и сценария потому, что он им кажется надежнее и безопаснее. А разве вы не стараетесь идти «по канату», когда можно спокойно пройти рядом? В детстве я мчался на велосипеде по «канату» через Долину смерти просто ради смеха. Если вы делаете то же в своей взрослой жизни, это уже не смешно.

Я вспоминаю группу адвокатов из штата Джорджия, которые приехали к нам в офис, чтобы обсудить стратегию поведения на крупном и сложном судебном процессе, который вскоре должен был начаться. По нашему обыкновению мы заказали для них роскошную гостиницу, снабженную всевозможными удобствами, какие только можно представить. Номера там огромные, в них много места для работы и проведения совещаний, гостиничная прислуга работает круглые сутки, кроме того, само место тихое и уютное. Когда наутро мы послали за адвокатами машину, водитель нигде их не нашел, а портье сказал, что они выехали из гостиницы.

Спустя какое-то время вся группа появилась у нас в зале заседаний, причем выглядели они так, как будто провели всю ночь в собачьей конуре, причем вместе с собакой! Когда стих шум, мы спросили, почему они покинули гостиницу. Оказалось, что они переехали в другую, которая вряд ли прошла бы «аттестацию» на армейский барак. Кондиционеры там работали в лучшем случае половину суток, вдобавок она была расположена рядом с шоссе. И вот результат: адвокатам пришлось спать с открытыми окнами под грохот транспорта и шум ветра. Номера были такими маленькими, что они были вынуждены оставить большую часть одежды и документов во взятой напрокат автомашине.

Однако по мере рассказа выяснилось, что эти люди чувствовали себя гораздо удобнее в прокуренной ночлежке с видом на луну, чем в роскошной гостинице, за которую им не надо было платить ни цента. Суть их объяснений состояла в том, что они не могли оставаться среди роскоши, так как там было «слишком просторно и слишком тихо». Вывод: они чувствовали себя «не на месте» в любой обстановке, которая превосходила их личный опыт. Предубеждения и сценарий жизни просто не предусматривали первоклассного обращения, а для них невыносимо было прожить вне сценария хотя бы короткое время.

А как вы подходите к своей жизни? Не являются ли «барабанным боем» вашего внутреннего диалога вот такие фразы:

- Это меньше, чем можно было ожидать, но это «меньше, чем» меня вполне устраивает.

- Я не в состоянии это сделать.

- Мне никогда не добиться того, что есть у него.

- Я не заслуживаю того, что есть у них.

- Я знаю, что меня здесь «надувают», но мне хватит и того, что я имею. Нет смысла жаловаться.

- В этой «игре» я всегда на вторых ролях, я только помощник; пусть кто-то другой принимает решения. Я готов их выполнять, у меня нет «руководящей жилки».

Дело в том, что самые прочные предубеждения — всегда ограничители: самая «святая» вера человека в себя — вера негативная, поэтому мы постоянно говорим себе: «не сможем», «не заслуживаем», «не годимся» и «не умеем».

Как и в случае с Нэнси, убеждения-ограничители накладывают на нас такое тяжкое бремя, что сама мысль о свободе, о возможности выбраться из колеи монотонной жизни, представляется опасной. Совпадают ли ваши предубеждения с указанными выше или они другие, все равно, любая мысль, подрывающая их основу, кажется опасной. Просто поразительно, до чего люди любят ограничивать себя.

Человек заранее представляет свою жизнь, не важно, какие проблемы она в себе таит и какой физический дискомфорт предвещает. По своему сценарию мы выбираем «среду обитания». Сценарий пишется исходя из предположений человека о его доходах, взаимоотношениях и определенном образе жизни, поэтому, хотя мы часто говорим, что хотим большего, любые шаги в сторону перемен пугают нас. Поразительно, но многие предпочитают повторить чью-то известную жизнь во всей ее серости, чем выбрать незнакомый вариант, несмотря на его очевидные преимущества.

Не забывайте также, что вы не один в своей жизни опираетесь на набор предубеждений. Окружающие могут действовать так же, исходя из сценария или ряда ожиданий того, как вы должны себя вести, что делать и говорить. Поэтому когда вы принимаете решение «выйти из роли», они также ощущают опасность и угрозу.

В качестве примера я хочу привести описание ряда упражнений, которые мы часто предлагаем слушателям в конце наших семинаров. Эти упражнения направлены на то, чтобы люди могли определить и преодолеть собственные предубеждения. Мы пытаемся вовлечь их в игру, призванную расширить пределы их возможностей и попробовать поменять роли, по которым они живут.

Например, в конце семинара мы можем попросить какого-нибудь угрюмого, замкнутого бухгалтера выйти на сцену и сыграть роль, например, Тины Тернер или Элвиса Пресли (поверьте мне, на это стоит посмотреть!). И вот он начинает петь фальцетом, прыгая по сцене и тряся париком, в то время как вся остальная группа танцует под музыку и кричит: «Он сумасшедший!» После этого все слушатели семинара отправляются домой, совершено изменив представление о себе. А жены тех, кто был у нас на семинаре, звонят мне потом и с удивлением спрашивают:

— Что вы сделали с моим мужем? Я задаю обычно встречный вопрос:

— А что, собственно, случилось?

— Понимаете, Дэйв уже две недели дома, он возится с детьми,

поет и разговаривает с ними. Что такого вы с ним сделали?

Другими словами, перемены в Дэйве оказались столь разительными, что жена почувствовала себя неуютно. Ее позиция такова: «Мне это не нравится. Пусть даже это положительные перемены, пусть даже они конструктивные — я этого не хочу».

Стоит мне спросить:

— А что конкретно вам не нравится? — ответ звучит примерно следующим образом:

— Дело в том, что он так изменился. Он с ума сошел, или что?

— Он делает что-нибудь плохое?

— Нет.

— Он обижает вас или детей?

— Нет.

— Он стал добрее и щедрее?

— Да.

— Он выглядит счастливым и умиротворенным?

— Да, пожалуй, именно так.

— Он совершил какую-нибудь глупость, например, сбежал от вас с домработницей?

— Нет.

— А вы бы сами не хотели посетить наш семинар в следующем месяце?

— Да нет, что вы! То есть, я не знаю, я вам перезвоню. Спасибо за все. До свидания.

Проблема заключается в том, что Дэйв отошел от своих предубеждений относительно самого себя, а его жена — нет. В ее понимании того, как «все должно быть», Дэйву следует продолжать играть роль вялого, унылого «сожителя», не проявляющего инициативы, но и не возражающего. Такое происходит довольно часто. Чем больше освобождается человек от своих предубеждений на наших семинарах, тем чаще нам звонит его супруга. Урок, который из этого можно извлечь, прост: далеко не всегда ваши решения покончить с предубеждениями будут встречаться «на ура» другими участниками вашей жизни, поскольку перемены, скорее всего, поставят под сомнение их предубеждения относительно вас. Перемены часто болезненны, даже если это перемены к лучшему.

Если бы кто-то спросил вас сегодня: «Какую роль вы играете в своей жизни?» — что бы вы ответили? Вы бы сказали: «Я мать семейства»? «Я — хороший отец своим детям»? «3ерная жена» или «Уважаемый муж»? «Преуспевающий профессионал»? «Финансовый король»?

Если же вы обозначите себя по своему горькому наследию: «Я дочь Джона и Мэри Смит», это значит, что вы решили жить по семейному сценарию.


Следующее: А ЧТО ЕСЛИ?..

Предыдущее: А ЧТО ЕСЛИ?..
ПОДЕЛИСЬ!


Подпишись на нас, чтобы ничего не пропустить: