Я отдал большую часть своей жизни изучению энергетики и к этому меня подвигло отнюдь не человеколюбие. Люди редко начинают свой путь психодуховного воссоединения из правильных побуждений.

Как и у большинства людей в моей жизни просто-напросто не было смысла. Когда я был подростком, то большую часть своего времени тратил на попытки понять, что же со мной не так, вместо того, чтобы просто жить. Все это приносило мне всевозможные оттенки страдания. Я пытался познать себя через познание своих отдельных элементов: я «рассматривал себя под микроскопом», ошибочно полагая, что так можно разобраться в своем естестве и в том, что надо делать со своей жизнью. Позже я понял, что секрет крылся не в непонимании того, кто я такой, а в том, что из всех вопросов к себе этот всегда стоял на первом месте. На вопрос «Кто я такой?» ответить нельзя, и попытки найти ответ могут привести лишь к борьбе, метаниям и мучениям, а в дальнейшем к разлученности и внутреннему хаосу.

Уже Позднее я понял, что задавал себе этот вопрос, повинуясь стремлению избежать боли от переживаний своих внутренних «чужаков», маленьких демонов, таившихся в моем бессознательном. Бегство от этих «чужаков» заставляло меня страдать еще больше. Наступило время, когда страдание так пропитало меня, что я уже и поверить не мог, что когда-то был счастлив.



Все попытки познать себя, разрешить внутренний конфликт, облегчить страдание и обрести внутри хотя бы подобие покоя и порядка вели меня только в одну сторону — к изучению своей системы тонкой энергетики. Я стал понемногу постигать принципы психодуховного воссоединения, и по мере постижения прежде потерянные и нелюбимые грани моего естества начали вспоминаться и находиться.

Когда я приступил к «розыску» глубоко сидящих во мне «чужаков», моя жизнь начала становиться радостнее и приобретать смысл. Я постепенно совершенствовался, стараясь высвобождать плененную у себя внутри энергию.

На страницах этой книги я изложил разработанную мной систему, которую я называю «психодуховным воссоединением». Именно эта необходимость послужила первым толчком, случившимся в те времена, когда я делал отчаянные попытки познать и воссоединить непримиримые на первый взгляд стороны своего естества.