ПЯТЬ «КЛЮЧЕВЫХ» ЛЮДЕЙ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ

Подпишись на нас:

У того, кто ждет одобрения только от окружающих, все счастье зависит от чужих.

Оливер Голдсмит

Внушенная страхом, саморазрушительная решимость, которую столь многие проявляют в подавлении своего подлинного «я», является для меня предметом непреходящего изумления. Когда думаешь, сколько жизненной энергии люди тратят на то, чтобы отказаться от самих себя и жить «чужой» жизнью, начинаешь испытывать трепет. Какая трата энергии и талантов! Вхождение в сложную взрослую жизнь и безуспешные попытки «плясать под дудку» столь многих ,,дирижеров» забирают все больше жизненно важной энергии. Во всех этих сложностях, которые мы сами себе создаем с детьми, родителями, женами, мужьями, работой, церковью, друзьями и еще массой мест, в которых от нас чего-то постоянно требуют, мы напоминаем ребенка на пляжном мелководье, который старается удержать под водой сразу десять резиновых мячей. Пытаясь быть полезным столь многим людям, большинство из которых не видят и не представляют себе вашей подлинной сути, мы часто изнашиваем себя до дыр. Мы — те, кто есть на самом деле, и чем больше мы пытаемся игнорировать эту реальность, тем выше цена, которую приходится платить. Человек становится своим злейшим врагом, доводя себя самого до эмоционального и физического краха. Этот крах проявляется в отстраненности от тех, кого мы любим, в истощении и болезнях, разочаровании и внутреннем хаосе. Как будто мы делаем что-то не то, теряем связь со своим подлинным «я» и саботируем собственную жизнь, занимаясь тем, чего не хотим, часто при этом получая трагическую «помощь» от людей, которых встречаем на своем жизненном пути. Среди таких «помощников» те, кого я называю «ключевыми» фигурами в жизни человека. Это могут быть наши родители, супруги или дети. Среди «ключевых» фигур могут быть учителя, друзья и товарищи по работе. Кем бы они ни являлись в вашей жизни, некоторые из них оказывают на вас положительное влияние, а другие — негативное. Только учтите: определенные люди обязательно оказывают влияние на формирование и содержание вашей личности. Более того, они могут определить, станете ли вы жить в гармонии и согласии со своей внутренней сутью или будете вести поддельную жизнь фальшивого «я», которое вытеснит из вас подлинное «я».

В своей жизни вы встречали сотни, возможно, даже тысячи людей, которые оказали на вас какое-то влияние, однако исследования психологов показывают, что в жизни каждого человека можно насчитать не более пяти поистине «ключевых» фигур, которые самым серьезным образом повлияли на формирование личности и, следовательно, на жизнь человека. Задачей этой главы является выявить и проанализировать влияние таких людей и ту роль, которую они сыграли в вашей жизни.

На одном из моих семинаров несколько лет назад я обратил внимание на женщину примерно шестидесяти лет, которая своим внешним видом олицетворяла успех. Мое первоначальное впечатление о ней было таким: она — человек необычайно солидный или, как сейчас принято говорить, «крутой», женщина с сильным характером. Казалось, что она заскочила на семинар по пути на какое-то важное совещание. Семинар проводился в выходной день, но она была одета в строгий костюм. Каждая прядь ее серебристых волос была уложена тщательно и со вкусом. Крупные руки были очень ухожены, а на одном запястье сверкал платиновый браслет. Еще более поразительным был тот факт, что она не проронила ни слова за первые два дня трехдневного семинара. Программа была разработана таким образом, чтобы слушатели принимали самое активное участие, рассказывая о себе и разбираясь в собственных проблемах. Однако сколь бы оживленной ни была остальная часть группы, какими «горячими» ни становились дискуссии, эта леди сидела, сложив руки на коленях и твердо сжав губы, ее серые глаза ровным счетом ничего не выражали. В те моменты, когда я обычно опрашиваю практически всех членов группы, я старался обходить ее. Всем нам было очевидно, что она не скажет ни слова, пока не будет готова к этому.

Примерно в 10:30 последнего дня, после целого ряда страстных признаний, сделанных многими слушателями, наступила пауза, и мы готовились перейти к следующей теме. И вдруг во время этой паузы женщина медленно встала. Все глаза были устремлены на Клер — нашу молчаливую леди. Все мы почувствовали, что услышим сейчас нечто жизненно важное. Она ухватилась руками за спинку переднего стула, сжав ее так сильно, что побелели суставы пальцев. Наконец, смотря прямо перед собой, она заговорила.

—        У него была очень тяжелая рука, — сказала она голосом, который выдавал ее внутреннюю силу. — Его руки были очень жесткими и грубыми. — Она помолчала. — Его хватка была зверской.

Я помню, что мне трудно было даже пошевелиться, но я заставил себя попросить ее продолжать.

—        Моя мать вышла замуж за человека, который жестоко из бивал ее, — продолжала она. — Я была страшно запугана и боялась, что он ее убьет. Я всегда пыталась помочь, сделать что-то, чтобы он прекратил это, но не могла. Он заставлял меня сидеть на кухонном стуле со спинкой из камыша и смотреть, как он бьет ее кулаками, ремнем, иногда даже шваброй, которой он однажды сломал ей ногу. Он говорил, что делает так, чтобы я «почувствовала к нему уважение». Иногда мать глядела на меня опухшими, налитыми кровью глазами и качала головой, давая мне понять, чтобы я не вмешивалась. Она знала, что и я была в опасности. Она боялась, что я спровоцирую его, и он набросится на меня. Однажды, когда я стала кричать и умолять его перестать, он начал бить и меня. Я чувствовала себя беспомощной. Мы с мамой не могли помочь друг другу — мы вынуждены были терпеть это, терпеть и терпеть! Я была ребенком, когда начался этот кошмар, мне было всего семь лет. Сейчас мне шестьдесят четыре, но я по-прежнему чувствую тот страх. В ту самую секунду, когда я подумаю об этом, у меня пересыхает во рту и начинает болеть живот.

По ее лицу бежали слезы, а голос был наполнен такой болью, что было очень трудно ее слушать.

— Он избивал меня все последующие четырнадцать лет. Любая мелочь мгновенно приводила его в ярость. Он хлестал меня ремнем по спине и бедрам, пока не начинала идти кровь. Избивая меня, он выкрикивал мерзкие и поганые слова: «Ты, маленькая сука, это все из-за тебя. Ты сводишь меня с ума своим нытьем и плачем, ты постоянно транжиришь деньги! Я ненавижу тебя за все, что ты со мной делаешь! Думаю, сейчас тебе хорошо, мерзкая маленькая шлюха!» Я чувствовала себя виноватой. Я не могла ничего есть, мне казалось, вся проблема в том, что я обхожусь ему слишком дорого. Я не могла пригласить домой своих друзей, я была в ужасе от того, что может случиться. В школе я делала все, чтобы кто-нибудь случайно не увидел мои ноги. Никто не должен был видеть те страшные следы, которые оставались на моем теле от его ремня. Мне странно в этом признаться, но благодаря ему я научилась отделяться душой от собственного тела. Когда он меня бил, я лежала на животе, спрятав лицо в ладони, и чувствовала себя так, как будто меня там не было. Это было настолько унизительно, что мне ничего не оставалось, кроме как мысленно «исчезать». Меня больше не было, как будто я наблюдала сверху за тем, что происходит.

Рассказывая все это, Клер продолжала стоять, и сейчас выглядела такой беззащитной и маленькой. Впервые она подняла глаза и осмотрелась вокруг. Она изучала каждого из нас, каждое лицо по очереди, как будто только что прочла вслух что-то на иностранном языке и теперь хотела убедиться, понял ли ее хоть кто-нибудь. Она искала признаки осуждения, которое, по ее мнению, неотвратимо должно было последовать, стоит только кому-нибудь услышать ее исповедь. Она опустила голову от стыда, уже сожалея о том, что раскрыла перед нами жестокую правду, которую так тщательно скрывала на протяжении многих лет. Женщина, сидевшая с ней в одном ряду, подошла к ней и положила свою руку ей на плечо. Клер вздрогнула, затем вздохнула с облегчением.

— Я добилась успеха в своем бизнесе, — снова заговорила она. — Мы занимаемся переработкой металлолома, и дела у нас идут хорошо. Я преуспела в отрасли, в которой работают в основном мужчины. И на протяжении шестидесяти лет моей жизни вот как я боролась с кризисами, со всевозможными эмоциональными переживаниями: я как будто выходила из своей телесной оболочки, улетала от действительности. Я не могу эмоционально раскрыться даже перед собственными детьми. Их отец ушел от нас сразу после того, как родился мой младший сын. Я пришла сюда потому, что меня уговорили дети. Они не понимают, почему я все время так холодна с ними. Я пришла сюда ради них и ради себя. Я не хочу умереть, ничего не почувствовав, не пожив по-настоящему, не имея возможности ни с кем поделиться своими мыслями. Я оказалась эмоционально «выключенной» на целых шестьдесят лет, понимаете? — выдохнула она шепотом. — В июле мне будет шестьдесят пять. Я прошу, кто-нибудь, помогите мне освободиться от этого кошмара. Он так долго меня преследует. Сегодня — мой последний шанс.

Вот таким получилось ее чрезвычайно трогательное путешествие к собственному подлинному «я». На протяжении оставшихся часов того семинара, а также на нескольких более поздних семинарах, мы сосредоточились на том, чтобы внушить ей, что теперь она может совершенно спокойно снять свою защиту. В самые первые минуты после того, как она поделилась с группой своей историей, буквально каждый слушатель посчитал своим долгом подойти к ней и предложить свою помощь. Поначалу Клер реагировала со страхом, и только потом — с признательностью и благодарностью. Было много слез и тихих слов поддержки, легкие объятия, и вскоре она начала «включаться», самым энергичным образом воссоединяясь со своим подлинным «я». Мы внушали ей, что она может идти с открытым сердцем к людям, которые ее не обидят. Мы помогли ей понять, что она не должна стыдиться событий, которые были вне ее власти и за которые она ни перед кем не несет ответственности. Со временем она пришла к мысли, что не должна отвечать за патологию своего отчима, которая привела к раздвоению ее личности. Она научилась восстанавливать свою жизненную энергию, которая была так вероломно отобрана у нее этим жестоким человеком, не оставившим ее в покое даже после своей смерти.

И вот эпилог этой истории: после того, как Клер восстановила свое подлинное «я», словно поднялись шлюзы. Хлынули наружу годами сдерживаемые страсти, проявилась ее врожденная способность любить и заботиться о других. Обрадованные дети получили мать, которой они никогда не знали. Она стала добровольно помогать мне на семинарах, ее страстность и доброжелательность оказались неоценимы для других. Ее собственный жизненный опыт помогал ей сразу определить, кто в группе самый закрепощенный, самый «холодный», кому больше всего нужна помощь — она включалась в работу с этими людьми в рамках собственного проекта. Семинар за семинаром она отогревала и привлекала к себе самые окаменевшие души. Опыт подсказывал ей, куда «спрятались» подлинные «я» этих людей, и она всегда находила туда дорогу. Ни одного человека она не могла оставить в беде.

Опыт этой женщины подтверждает, что представление человека о самом себе формируется последовательностью определяющих моментов и, как следствие, некоторого числа критических решений, принимаемых в жизни; на него также оказывают глубокое воздействие те немногие «ключевые» люди, действия которых (во благо или во вред) отзываются в душе на протяжении всей жизни. В случае Клер безумный отчим спровоцировал ее отчаянный уход от жизни. Его жестокость заставила ее захлопнуть свое «эмоциональное окно». Трагическим и крайне нежелательным образом он стал «ключевой» фигурой в развитии ее подсознания. Он «похоронил» ее подлинное «я», истинную личность, которая изначально была отмечена юной и свежей надеждой, оптимизмом и радостью. Он «похоронил» ее под жестокой лавиной боли и злобы, отверг ценности и использовал ее душу для выхода собственного безумия ума и сердца. Он стал трагически «ключевой» фигурой, которая отравила юную и впечатлительную душу так глубоко, что избавиться от этого ужаса она смогла только в конце жизни.

Любой человек, который когда-либо жил на земле, включая вас, имеет свой достаточно короткий список таких «ключевых» людей. Если отыскать их, установить источник их решающего воздействия, а также последствия, которые это воздействие оказало на вашу душу, можно сделать попытку эти последствия нейтрализовать или изменить на противоположные, но для этого нужно очень точно понять ту роль, которую эти люди сыграли в вашей жизни.

Вполне может оказаться, что «ключевые» люди вашей жизни — это те, кто поддержал вас в критические моменты, открыл перед вами возможности, о которых вы не подозревали, помог решить проблему, которая представлялась вам неразрешимой. Это могут быть люди, которые в критической ситуации проявили мужество и силу воли, а также тысячами различных способов показали вам свою любовь и участие. Это могут быть люди, которые распознали в вас конкретный талант и вдохновили на его развитие. Это могут быть даже люди, которых вы не знаете достаточно хорошо, но которых наблюдали на расстоянии, а их образ жизни и поступки вдохновили вас на перемены в собственной жизни. Это могут быть люди, которые продолжали вас любить тогда, когда многие отвернулись от вас.

«Ключевые» фигуры могут быть обнаружены в самых неожиданных местах и этапах вашей жизни. Это могут быть люди, чье влияние связано с той властью, которой они распоряжались заботливым и ответственным образом, пока вы росли. Влияние, которое они оказали на вашу жизнь, может быть результатом многих лет крепкой дружбы и помощи, но оно может быть и результатом какого-то одного поступка или действия, о котором сами эти люди даже не подозревают. Возможно, они вошли в вашу жизнь на один короткий миг, а потом проследовали дальше, но вы все еще несете в себе результат их вмешательства.

Возможно, что люди, которые живут спокойной, сбалансированной и удовлетворяющей их жизнью, способны вспомнить больше героев или положительных ролевых моделей в качестве своих пяти «ключевых» людей. И наоборот, люди, живущие с болью, скорее всего, вспомнят о столь же значимых воздействиях, носящих драматический, негативный характер, о людях, которые стали их мучителями. Также возможно, и такой факт не является столь уж редким, что преуспевающий человек приписывает значительную часть своих положительных достижений кому-то, чье воздействие в свое время оказалось полностью негативным или разрушительным, но, тем не менее, человек таким образом преломил сквозь себя этот негативный опыт, что он пошел ему на пользу. Иными словами, пережитые вами неудачи могли укрепить вас, заставить еще больше работать, в результате чего для выхода из кризиса появились вполне благоприятные альтернативы.

Я не хочу сказать: «Смотрите! Через это нужно было пройти! Это укрепило ваш характер, так что скажите «спасибо»!» Это совершенно не так. Жестокость и боль не являются разумными и законными приемами обучения и воспитания, независимо от того, какой результат они принесли. Я просто хочу сказать, что сложности, которые в вашей жизни, возможно, создали отдельные «ключевые» люди, могли заставить вас в определенные периоды жизни развить и проявить свои лучшие качества, вывести их на поверхность и заставить работать на вас. Цена такой «учебы» могла быть слишком велика, но если это было в вашей жизни и вы нашли возможность извлечь пользу из своих страданий, значит вы страдали не зря.


Следующее: А ЧТО ЕСЛИ?..

Предыдущее: А ЧТО ЕСЛИ?..

Интересное: Почему она ушла из «Интернов» и как к ней относился Иван Охлобыстин: узнайте больше о жизни Яны Гурьяновой
ПОДЕЛИСЬ!


Подпишись на нас, чтобы ничего не пропустить: