Перед тем как мы постараемся до конца разобраться в том, как важна открытость в человеческих отношениях, нужно дать определение открытости. Лангеншейдт определяет открытость, как «способность вызывать доверие, не лгать, не обманывать... не скрывать факты...».

Не могу поспорить с такой трактовкой, но я все же зашел бы чуть дальше и добавил, что открытость — это исчерпывающее и неподцензурное самовыражение всего многообразия своего существа в любой ситуации, на всех уровнях и во взаимоотношениях с любым человеком. После такого определения сразу становится ясно, чему нас учит общество: что взаимодействие между людьми было бы невозможно, если бы каждый человек всегда и на всех уровнях был открыт.

Это рациональное обоснование неоткрытости основано на гипотезе о нашем врожденном несовершенстве, нечистоте наших побуждений и о том, что наши естественные чувства и мысли не всегда хороши и что их надо исправлять. Эта догма заявляет нам, что мы неполноценны и что в отличие от остальных организмов, живущих в совершенстве и равновесии с общей экологией планеты, мы — не совершенства, а стало быть, призваны подправить несовершенство божьего создания.



Как мы говорили, человеческое развитие по вине этого верования было сильно отброшено назад. От принятия этой догмы произошло крушение людской открытости и доверительности, особенно доверия к себе. Конечно, те или иные представители общества часто заявляют, что доверяют кому-то или чему-то, но это не то доверие, о котором идет речь.

Доверие, о котором я говорю,— это детское доверие, вырастающее на заложенном природой чувстве безопасности. То доверие принадлежит не только сознательному, но еще и бессознательному. Оно составляет основу каждой мысли, эмоции или действия. Если доверие к себе и миру утрачивается, то о дальнейшем существовании врожденной открытости в человеке не может быть и речи, потому что открытое самовыражение полностью зависит от доверия к самому себе.