Старинный медальон перевернул моё представление о тех, кто торгует барахлом

В тот вечер на улице разыгралась нешуточная метель. Под завывания ветра город начал медленно засыпать. На улицах стало меньше машин, окна жилых домов засветились уютным золотым светом.

Я с утра сидел дома: доделывал важный проект, поэтому начальство не возражало, чтобы я побаловал себя теплом и диваном. И вдруг мне ужасно захотелось выйти на улицу. Ощутить на щеках прикосновения холода, и чтобы ветер бросал в меня снег.

На мосту никого не было. Речка казалась совсем черной, будто какая-то модница-великанша уронила туда гигантский флакончик туши, и та вся вытекла.



Оказалось, холоднее, чем я думал. Пройдусь на ту сторону и буду возвращаться, решил я.

По ту сторону реки был жилой район. Но старый. Говорят, именно там построили первые дома те, кто когда-то обживали эту территорию. Сейчас рядом с мостом расположился огромный стихийный рынок. Что только не вытряхивают пожилые торговцы из своих закромов.

Честно говоря, мне даже противно смотреть на эти все старые и засаленные вещи. Или самодельные игрушки. Или, не дай Бог, еду, которая готовилась, как мне кажется, в условиях полной антисанитарии.

Я лично несколько раз предлагал друзьям из полиции разогнать этих незадачливых торговцев. Но, казалось, эта торговля вечная и будет существовать здесь всегда.

К счастью, метель избавила меня от необходимости сейчас видеть стариков и их барахло. Долгие ряды были пустыми. Но вдруг. Я заметил одинокую тень. Она сидела, согнувшись в три погибели, и даже на расстоянии десятков шагов, было заметно, что дрожит от холода.

Я решил подойти к ней.

Заметив потенциального покупателя, тень оживилась. Это была старушка, седая и на вид очень строгая. Ее лицо напоминало печеное яблоко, а голубые выцветшие глаза смотрели внимательно, будто она хочет найти во мне какой-то изъян и одним взглядом вытащить его наружу.



— Молодой человек, возьмите для девушки украшение.

Только теперь я заметил, что на платке женщина разложила старую бижутерию. Нет, выглядели украшения вполне красиво и даже дорого, но откуда у этой старушенции могли быть деньги на золото и серебро? Разве только краденое реализовывает.

— Если я захочу подарить что-то девушке, то куплю в магазине, а не буду из уличной грязи вытаскивать. Задолбали уже эти попрошайки.

Я уже собрался уходить. Но вдруг старушка сказала:

— Вот противный! А ведь твоя мама тоже когда-то так продавала свои вещи, чтобы тебя прокормить.

— Да что вы несете?

— Гляди! — старушка протянула мне медальон. — Это же ты.



Я открыл его и едва устоял на ногах. Украшение хранило фото: толстого карапуза держит на руках моя молодая и безумно красивая мама.

Я хотел что-то спросить, но старушка исчезла вместе со всем своим барахлом. Будто растаяла. Что за магия? Фото я забрал, медальон выбросил в реку, и с тех пор всегда даю деньги старушкам-торговцам, но никогда не беру их товар.






Поделись!
Читай нас!








×