"В круге первом" Александр Солженицын описывает картину про то, как министр госбезопасности Абакумов заходил к Сталину.

Сталин дописал фразу и только потом поднял голову, посмотрев на вошедшего Абакумова

"-Добрый вечер, товарищ Сталин! Разрешите?

Он сплошал, не прокашлялся вовремя, и оттого голос вышел хриплый, недостаточно верноподданный.

Сталин в кителе с золочёными пуговицами, с несколькими рядами орденских колодок, но без погонов, писал за столом. Он дописал фразу, только потом поднял голову, совино-зловеще посмотрел на вошедшего.

И ничего не сказал.

Очень плохой признак! - он ни слова не сказал...

И писал опять.

Абакумов закрыл за собой дверь, но не посмел идти дальше без пригласительного кивка или жеста. Он стоял, держа длинные руки у бёдер, немного наклонясь вперёд, с почтительно-приветственной улыбкой мясистых губ - а уши его пылали.

Министр госбезопасности ещё бы не знал, ещё бы сам употреблял этот простейший следовательский приём: встречать вошедшего недоброжелательным молчанием. Но сколько б он ни знал, а когда Сталин встречал его так - Абакумов испытывал внутренний обрыв страха...

...Перегнувшись, стоял ждал дюжий министр. А Сталин писал. Он всегда так сидел и писал, сколько ни входил Абакумов. Можно было подумать - он никогда не спал и не уходил с этого места, а постепенно писал с той внушительностью и ответственностью, когда каждое слово, стекая с пера, сразу роняется в историю...

...Наконец Сталин очень сурово посмотрел на Абакумова и тычком трубки в воздухе указал ему, куда сегодня сесть."

Читаю эту главу, я словно там был и наблюдал за Сталиным и Абакумовым со стороны.

Я зашёл к терапевту в поликлинику и поздоровался. Женщина-врач, взглянув на меня, не поздоровавшись, сидела за столом и стучала пальцами по клавиатуре. Чувство у меня было, конечно, не как у Абакумова, но было несколько некомфортно. Пришлось пройти и сесть на стул без приглашения.

Сталин дописал фразу и только потом поднял голову, посмотрев на вошедшего Абакумова

Терапевт, продолжая печатать, молчала. Помощницы-медсестры в кабинете не было. Первые мысли, что отношение врача ко мне неуважительное.

А потом я подумал, благо у меня время было предостаточно, что у терапевта совершенно нет цели проявлять неуважение ко мне. Ей нужно зафиксировать осмотр предыдущего пациента и только потом приступить к следующему. Посмотрев на ситуацию с такого ракурса, я успокоился и сидел смирно, ожидая когда врач закончит свои дела.

Вернёмся к Сталину и Абакумову. Когда Сталин увидел вошедшего в дверь Абакумова, он молчал. Министр госбезопасности молчание Сталина расценил не в свою пользу. Он знал про психологический приём воздействия: "встречать вошедшего недоброжелательным молчанием".

А так ли оно на самом деле? Сталин управлял огромной страной. В момент молчания он запросто мог обдумывать решение вопроса очистки реки "Москва", что будет говорить Черчиллю через неделю при встрече и т.д. Не бросать же дело на пол дороги. А по завершению своих дел, переключился на Абакумова.