Закрыть ☒

- А ты что, не помнишь ничего? На самом деле забыл, какой сегодня день?!

Грохот разлетевшейся на куски чашки заставил меня поднять голову от подушки надежнее команды: «Рота, подъем!» Вставать не хотелось. Голова гудела, веки слипались. Хотелось кофе и курить. Но курить я бросил, а кофе запретил врач - по той же причине, по которой я бросил курить.

Жена высилась рядом с кроватью во весь свой немалый рост, и классическая стойка украинских женщин из старого анекдота «Когда у меня руки в боки, мне пофиг, на какой брови у тебя тюбетейка!» не сулила ничего хорошего. Чашки с остатками чая на столе не было. Одеяло лежало на полу. Осколок влетел в кровать и неприятно кольнул голую ногу.

- Вставай! Чего разлегся?!!

- Свет, дай поспать, а? Выходной же, в самом деле...

Попытка мирного урегулирования конфликта была пресечена буквально на корню:

- Я не сплю, и ты не будешь!

Разговор грозил стать не столько долгим, сколько бурным. И начался, как водится, с глобальных обобщений:

- Ты... ты загубил мою молодость! - аргумент железный, учитывая прожитые вместе десять лет, и ответ мог быть только в том же духе.

Я вздохнул:

- Свет... а ты всю мою жизнь если не погубила, то сейчас погубишь - простужусь, заболею, умру... Безжалостная ты - чашку вон уже погубила...

Аргумент пропал втуне. Артиллерийская мощь контраргументов, помноженная на мощность утренней злости, только разгоралась:

- Ты пил как сапожник! Курил как паровоз! Ты... издевался надо мной!

Я потихоньку начинал злиться:

- А ты меня всегда пилила, ругала и даже сковородкой била! - ну, не сковородкой, ну не била, но тазом от варенья в меня однажды запулила, потому что я забыл его вымыть. Ну, простоял он неделю. Ну, собрал всех окрестных ос и мух.

Но в конечном итоге его только чуть-чуть домыть осталось... Так что, сразу швыряться?!

Между тем направление мыслей моей жены внезапно изменилось:



- И в постели, между прочим, через раз - импотент!

А вот это уже гнусный поклеп! Если когда и не было желания, то я ведь не папа Карло, меня полено на изготовление Буратино не подвигает.

Отплатил той же монетой:

- Сама всегда бревном была! Лежишь, как нечто среднее между уснувшей рыбой и березовым поленом!

- Березовым? Так на палисандр или дуб ты и не зарабатываешь!

- А тебе сколько не принеси - все равно все потратишь!

Моя благоверная ненадолго примолкла (деньги и она - понятия малосовместимые), но быстро опомнилась:

- Ты... ты мне не то что новую шубу или духи - цветы никогда не покупаешь!

- Новую? Интересно, когда та, что есть, состариться успела? А духи сама покупай, раз тебе мой выбор не нравится! Тем более, было бы за что - купил бы! - разговор из острой атакующей фазы перетекал в позиционную, жена явно выдыхалась.

- А ты что, не помнишь ничего? На самом деле забыл, какой сегодня день?!

Я взглянул на пустую тарелку, сиротливо стоявшую на столе, и решил добавить остроты в становящуюся пресной перепалку:

- И вообще - путь к сердцу мужчины лежит через желудок, а ты меня одними пельменями кормишь! И, кстати, где мои штаны? Холодно так сидеть! Попытка поднять с пола одеяло была решительно и очень громко пресечена оглушительной «стрельбой по площадям»:

- Ты! Всю! Мою!

Читайте интересное: Письмо самому себе.

Жизнь! Всю!!! Жизнь!!! Обратил в слезы и страдания!

- Да уж! Целое море слез! И как только я не утонул в этом водовороте?

Я резко встал. Огляделся. Мой махровый халат, капитулировав, валялся на полу под креслом. Осколки чашки ловили неяркий утренний свет.

Недочитанная с вечера газета упорхнула под стол и там съежилась в ужасе...

А Светка по инерции продолжала вести огонь, но уже без прежнего запала:

- Надоело мне отношения выяснять!

- Ну да, там, где начинаются выяснения, заканчиваются отношения. Хочешь, молча морду бить буду? Вместо выяснений?

Светка, почуяв угрозу, перевела стрелки:

- Обои новые не клеили уже десять лет... Вот скажи, ну на кого ты похож?

- На замерзшего мужа! Отдай одеяло! - и, подумав секунду, добавил пару слов не для печати, решительно поднял халат и не менее решительно затянул пояс. Светка молча наблюдала за моими манипуляциями. Значит, скоро заткнется окончательно.

Я скорчил одну из самых зверских своих рож:

- Ты вот, чем посуду бить, хоть бы объяснила, из-за чего завелась-то?

- А ты что, не помнишь ничего? Ты что, тупой? На самом деле забыл, какой сегодня день?!

- Ну какой? Выходной! - и в самом деле, я пришел вечером трезвый - как и весь последний год, не буянил и не ругался. И вдруг - такой утренний «приход» на ровном месте. Так, нужно срочно вспомнить, что за день сегодня - или вчера, ибо Светка начала заводиться вновь. Поэтому я повел огонь на упреждение:

- Да! Мне только и помнить обо всех днях, ночах и вечерах! И мне пофиг, что за день сегодня!!! Тишина стала мне ответом. Светкины руки ушли с боков, точнее, безвольно повисли вдоль тела.

- Ты... правда забыл?

- Правда. Весна. Выходной. Холодно. Какой же еще день?

- Мы же в этот день с тобой первый раз в кино вместе пошли!!!

Да уж...

- А ты что, забыла, когда ты мою чашку самую любимую на пол грохнула?

Жена ошарашенно молчала.

- Так я тебе напомню! Ты за эти годы целый посудный магазин угробила!!!

- Так, значит, мы в расчете, милый?

- Конечно, зайка... Никаких обид! Светик, а что у нас на завтрак?

В тот вечер я переступила порог кафе и вылетела из него как ошпаренная

Сергей

Больше статей здесь: Истории.

Источник статьи: - А ты что, не помнишь ничего? На самом деле забыл, какой сегодня день?!.