Закрыть ☒

Чему меня научила смерть отца?

Содержание

Последнюю смерть переживала тяжело. Повесился отец. До этого сходил с ума, потом пил, а потом повесился.

Дядька, старший брат отца, уходил проще. За пару лет до отца. Пил, а потом болел. Сгнил от гангрены ног. В больнице. И мать не могла его забрать еще неделю или две, потому что тоже пила и не помнила, что происходит.

Последняя смерть — это даже не смерть отца, а смерть его матери, моей бабушки. Но это не смерть, это уход. В 92 года это уже почетный уход.

Почему говорю обо всех этих смертях? Не всегда, но когда они выпивали, было отвратительно смотреть, как они жили. Еще больнее смотреть, как они умирали.

А мне-то, что с того? А то, что как бы я ни хотела быть на них не похожей, по какой-то непонятной причине повторяла «ошибки» отца. Как будто все, за что его осуждала, должна была испытать на себе. И ближе к 40 годам, от внутреннего неудовлетворения не то жизнью, не то собой, стала сходить с ума.

Оставил внутренний покой. Перестала находить себе место. Наматывала круги по городам, паркам, кафе и скверам. Красивые кавказские города, Турция, Казахстан, Индия. Где бы ни находилась, ноги несли в долгие пешие маршруты — иначе невозможно было найти успокоение. 

Также и отец вставал и уходил из дома, наматывал круги, затем сильно запил. Я не знала, как быть с таким неадекватным, порой агрессивным в поведении человеком. И спросила Бога ночью, что же мне делать? А на следующий день он ушел. Сам.

Когда его хоронила, то не скажу, что была к этому готова. Но похороны помогли не впасть в шок. Не было времени раскисать, надо было принимать решения. Я ужасно злилась на него за то, что он так бездарно поступил со своей жизнью. Мы не были близки. Он всегда ругал меня. Никогда не был мягок и заботлив. Всегда унижал меня.

Оглядываясь назад, понимаю, что это был его способ сделать меня лучше — ругать за «неправильные» проявления. А у меня осталось такое впечатление, что со мной что-то не так, и что не заслуживаю нормального обращения, а только постоянные «наезды» и придирки.

Помню, как все начали собираться, узнав о смерти отца. Я стояла во дворе, вокруг суетились люди, приехала милиция... боль переполняла изнутри... приходили соседи, знакомые, обнимали. Говорили слова соболезнования. И как будто каждое объятие снимало каплю тяжести и боли. Тогда оценила человеческую общность. Особо не любила людей. А тут мне показалось, что это хорошо, когда вокруг люди. 

Жутко боюсь, что, как и отец после 40, останусь без работы, без семьи, без умственного здоровья. В конце концов наложу на себя руки. Это странно. Вроде бы, неглупая — у меня была хорошая карьера в крупной компании; вроде, привлекательная, когда «натюнингуюсь», как надо; муж у меня финансовый директор и неплохо зарабатывает... Но внутри чувствую себя так, как, наверное, ощущают себя бомжи в парках, смотрящие на мир стеклянными глазами — безнадега и обреченность.

И что? — скажете вы. Наверное, если бы не было у меня сына, мне было бы не так страшно за себя. Страшнее всего, если сын сделает это с собой.

Он благополучно унаследовал все ненавистные мне программы, которые вижу в нем, как в своем отражении. Почему-то суицидальные мысли прилипчивы — вроде не говоришь о них вслух, но они как-будто пропитали наш род, и только и ждут слабины.

Понимая, какая липкая, отвратительная и в то же время сильная энергоинформационная программа живет во мне, становится страшно, что однажды дам слабину и не справлюсь. Этот страх откуда-то из подсознания незаметно влияет на мое поведение, заставляет бояться будущего, жизнь, не доверять себе. 

Поэтому пришла в практику осознанности. Бог меня любит. Дает намного больше, чем могла себе представить. Всегда удивляет. Я и не ожидала, что есть такие знания.

Не представляла, что можно освободиться от этих мыслей и переживаний, которые всегда считала собой, своей историей, своей жизнью. Что можно стать легким и чистым, как в детстве, любящим и открытым. Можно просто жить и делать, что нравится, доверять жизни и любить ее. Не выживать, а жить!

Находясь уже более двух лет в практике, видя, как многие сходят с пути. По достоинству оценила все тяготы жизни, которые привели меня сюда. Если бы не страх смерти за моей спиной, я бы тоже давно ушла. Ведь проще жить «беззаботно», чем постоянно преодолевать себя, регулярно совершая внутренний труд — возвращаясь в осознанность, перешагивая свои сопротивления. Не поддаваться диктату эго, не вестись на бушующие эмоции, а снова и снова учиться поступать, как душа.

И каждый раз, когда хочу свернуть с пути, у меня перед глазами встают 2 человека: один из прошлого — мой отец, ценой своей жизни показавший мне уникальность знаний в этой практике, и мой сын, на жизнь которого влияет успех моей практики. Возможно, надо полегче воспринимать все это, не так трагично. И это правильно — осознанность дает ясность и возможность выбора.

Не достигнув пока еще точки пробуждения, которая является ближней целью практики, уже вижу, насколько изменилась внутренне — стала мудрее и чище, насколько эти знания дают силу, точку опоры. Знаю, что происходит, куда двигаюсь. У меня появилось доверие к жизни, процессу.

Хочу двигаться дальше, в еще более близкий и глубокий контакт с жизнью, проживать ее в настоящем моменте. Это такая полнота, самодостаточность, счастье! В нем нет места страхам, ты просто струишься вместе с жизнью. И очень хочется делиться этим счастьем с другими, видя, как отсутствие этих знаний приносит столько страданий людям.

Волонтёр проекта "Импульс Жизни"

Поделитесь своей историей, как вам удалось пережить утрату близкого человека. Возможно именно она поможет кому-то заново обрести смысл жизни. Отправить нам историю можно на сайте impulszhizni.ru

Читайте также:

Как смерть жены привела моего знакомого к ясновидению?

Как смириться со смертью мужа и жить после этого?

Я боюсь умереть, потому что очень хочется жить. Что делать?

#импульс жизни #смерть #реальная история #смерть близких #история из жизни #духовное развитие #смерть отца #страх смерти #духовный путь #смысл жизни

Еще по теме здесь: Истории.

Источник: Чему меня научила смерть отца?.