Закрыть ☒

Мое желание выходить за Мишку замуж растаяло вместе с летним теплом

« Он совсем не изменился!» - было первой мыслью, которая пришла мне в голову, когда я увидела его по ту сторону пункта паспортного контроля в аэропорту Бен-Гуриона. Да, волосы подрастерял. Да, вокруг глаз - глубокие морщины. .. Но ведь они напоминают лучики солнца! А главное - глаза все те же: сияющие, задорные.

- Привет, не сильно устала в дороге? - спросил он меня, протягивая огромный букет роз и как бы случайно прикасаясь к моей руке (так же, как тогда - робко, несмело)...

...На заснеженной улице было пустынно и темно. Горящие уличные фонари в начале девяностых являлись роскошью. В нашем районе постоянно отключали электричество - и в домах, и на заводах, поэтому о такой мелочи, как освещение улиц, никто особо не задумывался. Конечно, темнотой пользовались бандиты всех мастей - от мелких жуликов и наркоманов до матерых уголовников.

- Давай пойдем быстрее, - нервно попросила я, плотнее укутывая шею теплым шарфом (мечтала тогда стать певицей и берегла горло).

- Да ты что, зачем?! На улице такая красота! - возразил Миша. - Наоборот, хотел предложить погулять по парку. Там сейчас тихо, ветки деревьев все в снегу - настоящая зимняя сказка...

- Ага, а на лавочках сидят алкаши, - язвительно подхватила я. - Ищут, у кого бы деньгу на пиво сшибить.

Миша не стал возражать, обиженно замолчал и пошел быстрее. «Наверное, не надо было с ним так, - подумала я. - Зря сказала...»

Михаил очень отличался от всех, он казался существом с другой планеты. В то время как наши сверстники «делали бизнес», мотаясь в Китай за дешевыми шмотками, а в Польшу - за дешевым алкоголем, Миша занимался наукой. Причем такой, которая не могла приносить никаких денег по определению, - археологией.

«Ну какая археология, какие раскопки древних курганов, если людям жить не на что?!» - сказали бы многие в то смутное время.

Мишку в нашей компании считали чудаком и водились с ним только потому, что он имел «хату» - собственное жилье, где можно было собираться всей компанией и пить дешевую синтетическую гадость, которую тогда гордо именовали «Коньяк «Наполеон».

И вот только что как раз закончилась очередная вечеринка. А Миша, уже давно подбивавший ко мне клинья, вызвался проводить до дома. Я бы, конечно, ни за что не согласилась, если бы не было так поздно и страшно возвращаться по темным улицам.

Возле подъезда Михаил взял мою руку в свою:

- Господи, да ты холодная, как ледышка!

- Конечно, холодная! - фыркнула я. Носить вязаные варежки было верхом плебейства, а на стильные кожаные перчатки у меня не хватало денег. - Ладно, пока!

Он приблизил свое лицо к моему, будто хотел поцеловать, но я ловко увернулась и заскочила в свой подъезд. На лестничной площадке посмотрела в треснутое оконце: Миша все еще стоял на крылечке. Вот чудак!..

«Нет, он все-таки изменился, - отметила я чуть позже, искоса поглядывая, как спокойно и уверенно мой старый знакомый ведет машину - огромный респектабельный автомобиль премиум-класса. - Неужели Миша, этот вечный бессребреник, сумел сколотить капитал?»



- Знаешь, ты очень удивил меня, когда предложил приехать в гости, - начала разговор. - Да еще и оплатил дорогу и все такое... Спасибо тебе, конечно, но... Это, наверное, безумно дорого?

- А, ерунда, - отмахнулся Михаил. - Деньги для меня не проблема. Сейчас поедем ко мне домой, ты отдохнешь, а потом махнем в ресторан. Нравится тебе такой план?

- Конечно, нравится! - улыбнулась я.

Ресторан оказался шикарным и, судя по всему, Миша бывал в нем частенько. По тому, как ему улыбнулась официантка, по тому, как уверенно провел меня по залу к открытой террасе, чувствовалось: он здесь завсегдатай.

Пока выполняли заказ, мы взяли чашки с кофе и подошли к перилам террасы.

- Ну, рассказывай, как живешь? - прервала я молчание. - Ты так внезапно вновь появился в моей жизни, что мы даже не успели поговорить по душам...

- А чего было тянуть? - пожал плечами Миша. - Все-таки соцсети - великая вещь. Правду сказать, уже давно тебя искал. Но знакомых на родине почти не осталось, хорошо, что додумался найти через «Фейсбук»... Во-о-от... А живу я неплохо, - закончил, так ничего и не рассказав о себе (он и раньше был скромником, видимо, не изменился).

Михаил помешал кофе ложечкой, потом вынул ее из чашки и положил на блюдце. Я прыснула, невольно вспомнив события двадцатилетней давности, и спросила:

- А помнишь тот анекдот?..

... Мы тогда зашли с ним в кафе. Забегаловка была из «приличных» - то есть в ней не продавали алкоголь. За столиками чинно сидели любители кофе по-восточному. Его там готовили по-особенному, водя туркой по горячему песку. Я отхлебнула: вкусно! А Миша посмотрел на меня и вдруг сказал:

- Есть такой анекдот. Приезжает советский человек за границу, заходит в кафе и на чистом английском просит чашку кофе. Ему подают, потом подходит официант и спрашивает: «Еще чашечку, господин русский?» Тот удивился: «Откуда вы узнали, что я русский?» - «А вы пьете кофе, не вынимая ложечки из чашки», - с улыбкой объяснил официант...

Я сразу поняла намек, спокойно вытащила ложку и положила ее на салфетку. И потом только спохватилась: чего это Мишка мне замечания делает?!

Впрочем, устраивать скандал было не в моих интересах. Я всего пару недель назад стала петь в кабаке, и мне срочно требовались деньги на сценический костюм. А у Миши дома стоял шикарный старинный самовар, который вполне можно было «толкнуть».

- Я верну тебе деньги, ты не волнуйся, - в который раз обещала я товарищу, заходя вслед за ним в его квартиру.

Мишка, не оборачиваясь, бросил:

- Не переживай, деньги не срочно. И вообще, мне этот самовар никогда не нравился. Так что, можно сказать, ты меня выручаешь, избавляя от этой жестянки.

«Жестянка» оказалась богато украшенной росписью и явно очень дорогой - намного дороже, чем я предполагала.

- Это ж раритет! - воскликнула невольно. - Неужели и правда не жаль с ним расставаться?

- Если он поможет тебе решить финансовые проблемы - то расстанусь с радостью, - спокойно ответил Миша.

Не знаю, почему мне тогда вдруг захотелось обнять парня... Может, потому, что он был единственным из моих знакомых, кто не просил никакой награды за свою помощь? В общем, не стала себя сдерживать, прильнула к Мишиной груди. Мишка робко прикоснулся к моим плечам, потом, осмелев, прижал меня крепче.

- Ты не будешь потом жалеть? - шепотом спросил он.

- Нисколько...

... Михаил прервал мои воспоминания.

- Израиль для археолога - просто рай! - стал рассказывать он, когда нам принесли рыбу под каким-то мудреным соусом. - Масса экспедиций, особое внимание к древности... Здесь я наконец смог почувствовать себя реализованным в профессии. Ну, и доход это дает немалый.

- А как семья, дети? - я все-таки смогла произнести фразу небрежно, будто меня это не очень-то интересовало.

За те пару месяцев, что мы общались при помощи Интернета, Миша ни разу не обмолвился о своем семейном положении. Но ведь не может быть, чтобы такой успешный и состоятельный мужчина, к тому же еще не старый и вполне привлекательный, не имел семьи!

- Семья была, - недрогнувшим голосом ответил Михаил. - С сыном общаюсь, правда, не очень часто. А жена меня до сих пор не простила.

- Что же ты такого мог натворить? - искренне удивилась я. - Ты ведь раньше был совершенно безобидным и очень добродушным человеком. Или хочешь сказать, что ты ее избивал?! - моя фраза прозвучала как шутка, но Миша не улыбнулся, он посмотрел на меня пристально:

- Нет, конечно, что ты... - произнес он спокойно. - Просто я ее никогда не любил. Видишь ли, я однолюб...

... - Видишь ли, я однолюб, - говорил Миша много лет назад, ковыряя носком туфли зеленую траву.

Мы гуляли по берегу речки, и тогда я еще не знала, что это был один из самых счастливых моментов в моей жизни. Яркое праздничное солнце, я - юная, красивая, рядом - молодой мужчина, которого, кажется, люблю...

Позже я поняла, что тот угар страсти вряд ли можно было назвать любовью. Миша застал меня врасплох своей преданностью и жертвенностью. Да, именно жертвенностью, ведь для него, влюбленного в археологию, стало настоящим подвигом отказаться от экспедиции в какую-то Тьмутаракань для того, чтобы провести лето со мной.

Но тогда мне казалось, будто обрела крылья. Ну и что, что меня выгнали из кабака и оставили без денег? Ну и что, что приходится есть одну картошку в мундире и постоянно подклеивать изношенные босоножки? Какое значение имеют все эти мелочи, если рядом любимый - жар его тела, запах, мягкость губ, ласка рук...

Миша перестал терзать ни в чем не повинную траву и вынул из кармана носовой платок. Развернул его и вложил мне в ладонь тоненькое колечко:

- Родители говорили, что оно еще довоенное. Дед смастерил его из жестянки и подарил бабушке, когда делал ей предложение. У них, в концлагерях, ювелирных магазинов не было... Ты выйдешь за меня?

Я посмотрела сначала на кольцо, потом на любимого. И он еще может сомневаться?! Конечно, выйду!..

... Мы расположились на травке в парке.

- А потом Коля умер, вернее, его убили, - рассказывала я Мише. - Какие-то бандитские разборки... Не знаю, не очень вникала в его дела. И остались мы с Машкой одни, ей было всего восемь месяцев. Потом встретила Макса...

Я запнулась, подумав, что Мише может быть неприятно слушать о моих прежних мужчинах. Но он спокойно смотрел на меня, ничем не выказывая неудовольствия. Велосипеды, на которых мы сюда приехали, стояли рядом, прислоненные к дереву. Я всегда любила велоспорт, но впервые каталась на таком навороченном байке. Михаил сказал, что купил его специально для меня. В уме пыталась прикинуть стоимость велика: никак не меньше тысячи долларов! Пожалуй, на эти деньги я могла бы прожить месяца три...

- С кем сейчас твоя дочка? - спросил Михаил.

- С мамой.

- Хотелось бы с ней познакомиться. Приедете в следующий раз вдвоем, ладно?

- А что, будет следующий раз? - спросила я. - Если ты этого захочешь... — Миша склонился надо мной, его дыхание щекотало мне шею. - Я ведь до сих пор люблю тебя. И хочу... еще сильнее прежнего...

...Желание выходить за Мишку замуж растаяло вместе с летним теплом. Ведь в босоножках не очень-то походишь зимой, а Михаил совершенно не переживал по поводу отсутствия денег. Если он не сидел в библиотеке в своем дышащем на ладан НИИ, то читал какие-то манускрипты у себя в комнате. А когда говорила ему, что у нас закончились финансы, только пожимал плечами: «Да, это плохо, конечно...» И снова погружался в чтение.

Продукты стоили бешеных денег, а с экранов телевизора постоянно вещали какую-то чушь, что, мол, совсем скоро экономика стабилизируется. Но верилось в это с трудом.

И я решилась. Пошла в тот самый кабак, где выступала, пока не случился роман с Мишей, и попросилась назад. Причем совершенно спокойно отнеслась к тому, что за трудоустройство хозяин ресторана потребовал с меня плату натурой. Подумаешь - пересплю с ним и забуду. Но зато на столе каждый день будут хлеб, колбаса и даже пирожные... Мишка, похоже, ничего так и не заметил. Ни того, что холодильник теперь набит деликатесами, ни моих новых сапожек. Жила я с ним только по одной причине - ждала, пока не найдется мужчина, который стал бы достойным претендентом на роль мужа. Не к маме же возвращаться...

Мама не одобряла ни моей жизни «во грехе», без штампа в паспорте, ни моей ночной работы певички. Каждый визит к родительнице заканчивался одинаково - ее причитаниями и слезами. Тогда я даже не догадывалась, что через пару лет приду в родной дом, как в последнее прибежище, несчастная, испуганная, с маленьким ребенком на руках...

Хотя, кто знает - возможно, если б Михаил к этому времени не эмигрировал, он бы принял меня назад?... ...Хождение по огромному торговому центру изрядно утомило. Миша даже пошутил:

- Я думал, что все женщины любят шопинг. А ты, оказывается, особенная. Впрочем, я это всегда знал.

- Никакая я не особенная, — ответила. — Просто не имею привычки ходить по магазинам и покупать себе обновки. Такого количества новых вещей у меня никогда не было! Миша рассмеялся, поудобнее перехватывая ручки многочисленных разноцветных пакетов:

- Теперь придется привыкать. Обещаю, что в каждый твой приезд буду заваливать тебя подарками!

Я резко остановилась, преградив ему путь:

- Признайся: ты специально так себя ведешь? Демонстрируешь мне свою роскошную жизнь, дом, машину... Чтобы я пожалела, что тогда ушла от тебя? Чтобы поняла, что, выйдя за тебя замуж, провела бы эти годы в достатке, а не в нищете?

Читайте интересное: Ехал я недавно в маршрутке. У нового ТЦ входит папаша с трёхлетним на вид ребенком. Высокий такой дядечка.

Тебе нравится меня унижать?

- Что ты, конечно, нет! Наоборот - хотелось бы, чтобы ты увидела, что я добился успеха. Доказать, что чего-то стою.

- Ты всегда чего-то стоил, уж поверь мне: я перевидала на своем веку много мужчин. Как потом жалела, что порвала с тобой! Как хотела к тебе вернуться! Но ты уже уехал. Вот и научилась жить без тебя.

- А я так и не научился...

...Я только закончила петь последнюю песню. Воздух был мутным, сизым от табачного дыма, поэтому не сразу заметила приближающегося ко мне администратора ресторана:

- Во-о-он за тем столиком сидит посетитель, говорит, что твой знакомый, - сообщил он. - Ничего не заказывает, только место занимает. Прошу тебя: не приглашай сюда всяких оборванцев!

Я посмотрела в указанном направлении, и мое сердце замерло: Миша! Как он узнал, что здесь выступаю?

Михаил пока ничего не понял, только растерянно лопотал:

- Вот... проходил мимо, случайно глянул в окно - а там... ты на сцене! Что ты тут делаешь, Лара? Говорила ведь, что опять идешь к подруге нянчиться с ее маленькой дочкой... Я набрала в легкие побольше воздуха.

- Нет никакой подруги, - выдохнула. - И ее маленькой дочки тоже. Я регулярно сюда прихожу, работаю здесь, ясно? Пою. И мне за это деньги платят.

- Но как здесь можно работать?! - спросил он изумленно. - Тут же собираются... сомнительные личности. Это опасно!

- Сомнительные личности платят деньги. Те самые деньги, на которые ты ешь колбасу и сыр! Если сам не способен нас прокормить, то не мешай мне это делать!

Миша встал, с грохотом уронив стул. Его губы дрожали:

- Никогда! Никогда я с этим не смирюсь! И если я тебе хоть чуть-чуть дорог, давай уйдем отсюда немедленно!

- Ларчик, у тебя проблемы? - возле столика материализовался Коля, постоянный посетитель ресторана, а с недавних пор - еще и мой любовник.

Он по-хозяйски обнял меня за талию и посмотрел на Михаила мутным взглядом.

- Не переживай, Колян, - я выдавила улыбку. - Он уходит. Кстати, ты обещал покатать меня на своем «мерине»!

- Без проблем, только водилу вызову! - выдал Колян, и мы пошли к его столику.

Почти не слыша, что ухажер шепчет мне на ухо, я обернулась через плечо. Миша стоял все там же, растерянно растопырив руки. «Так тебе и надо, слизняк! - подумала мстительно. - Может, тебе и нравится прозябать в нищете, а я хочу жить красиво. Хочу ездить в иномарках, одеваться в шубы, пить хорошие вина. Да, Коля - не образчик интеллекта и культурности, зато он знает, что надо женщине...»

...Мы с Михаилом сидели рядышком на диване - прямо как в старые добрые времена.

- А это моя Машка, - показывала я Мише фото дочки.

- Ого, уже совсем взрослая барышня. На тебя похожа.

- Ага, на меня в молодости. Сейчас-то я уже не такая хорошенькая и свеженькая...

Миша захлопнул ноутбук и поцеловал меня в щеку:

- Глупости. Ты самая красивая. Разве ты не замечала, как на тебя пялятся прохожие на улице? Я даже ревную немножко. После долгой паузы я спросила:

- Миш, а ты разве на меня не обижаешься? Ну, за мои измены, зато, что бросила тебя... За все...

Он поправил прядку волос у меня над ухом:

- Сначала очень обижался и злился. Даже думал тебя убить, честное слово! А потом посмотрел на свою жизнь другими глазами и понял, что ты была права. Ну что я мог тебе дать? Зарылся, как книжный червь, в свои исследования, а на твои потребности наплевал.

- Знаешь, меня ведь судьба здорово наказала за мое поведение. Мне же сначала казалось, что самое главное - это достаток. Но выйдя замуж за Колю, столько хлебнула лиха! Он оказался настоящим чудовищем. Ты не поверишь, когда его убили, даже обрадовалась: наконец-то избавилась от мучителя! Правда, осталась без денег и на улице... Но и после я с завидным упорством повторяла одну и ту же ошибку: искала себе мужчин побогаче. Доискалась... Видишь этот шрам? - я обнажила плечо. - Это один из моих бывших мужей ножом полоснул. Хорошо, что был пьян, промазал. С тех пор перестала искать богатеньких, сама кормила себя и дочь. Не очень сытно и не слишком успешно, но зато никому ничего не должна...

Мое желание выходить за Мишку замуж растаяло вместе с летним теплом

Миша поцеловал меня в плечо. От прикосновения его губ по коже пошел мороз, как тогда, в юности...

Я выскользнула из его объятий и потянулась за сумочкой:

- Помнишь, ты когда-то подарил его мне? - на моей ладони лежало старое неказистое колечко из жестянки. - Так вот: я хочу, чтобы ты на мне женился! Если согласен, надень мне его на палец. Если нет... то забери обратно!

Миша поднялся с дивана и подошел к окну. Долго стоял там, глядя во двор, потом снова подошел ко мне. И вдруг он взял с моей ладони кольцо и спрятал его в карман!

- Извини, но... но я не могу. Зря я тебя пригласил сюда!

- Зря?! Да, зря... Наверное...

Не помню, как провела дни перед отлетом на родину. С Михаилом мы практически не разговаривали. Да и о чем было говорить? Все уже сказано. Значит, я все-таки оказалась права, и его приглашение - обыкновенная месть. Пусть, мол, глупая наивная Ларочка посмотрит, как я классно живу, пусть покусает себе локти да и отправляется на родину - в нищету и безысходность...

Посадку уже объявили, а я все не могла подобрать слов, подходящих для прощания. Наконец тряхнула головой:

- Ну что ж, спасибо тебе. Было интересно побывать у тебя в гостях. Интересно и поучительно. Я так понимаю, что мы расстаемся навсегда.

Развернулась и пошла прочь... И тут вдруг Миша догнал меня, обхватил сзади за плечи, резко развернул к себе:

- Погоди, я все-таки должен тебе все объяснить. Видишь ли... я совсем не богат. И археологией давно не занимаюсь. Для этого надо было подтверждать свой диплом, а у меня после приезда в Израиль хватало других хлопот: приходилось выживать. Это там, на родине, можно было особо не напрягаться и питаться хлебом да водой, здесь же пришлось вкалывать по-черному. Сначала жил в кибуце, потом получил водительские права, снял себе комнатку. Женился, но семья не сложилась, и я не виню в этом жену. Наверное, действительно ничего не стою... Работаю водителем, та машина, на которой тебя возил - это авто моего шефа.

Я уставилась на него пораженная:

- Адом?

- Арендовал на время. Деньги собирал лет пять. Я ведь тебе соврал, что только недавно нашел твою страничку в «Фейсбуке». Уже давно тебя там заметил, вот и задумал непременно повидаться... - Он помолчал, потом продолжил: - Но не мог же я предстать перед тобой бедным водилой, живущим в тесной хибарке и считающим каждый шекель?! По громкоговорителю что-то объявили, затем к нам подбежал служащий аэропорта и что-то сказал на иврите, Миша от него отмахнулся, а потом обратился ко мне:

- Тебе уже пора, посадка заканчивается. И... извини меня. Не думал, что, увидев тебя, настолько остро почувствую... Ты мне все так же дорога!

Я подняла свою сумку, забросила ее на плечо. Потом взяла Мишу под руку и сказала просто:

- Слушай, пойдем домой...

...Мы живем вместе уже два года. Мишенька по-прежнему возит своего большого босса, а я пристроилась в овощную лавку продавщицей. По выходным дням пою в небольшом ресторанчике, но больше не для заработка, а для души. Дочка моя уже два раза к нам приезжала. Сейчас обдумываем ее поступление в израильский институт, хотя сложностей, конечно, с этим будет немало. А еще хотелось бы взять кредит, чтобы купить домик, пусть даже совсем маленький...

Но все эти трудности - такая ерунда! Каждое утро, проснувшись и глядя на еще спящего Мишу, я с ужасом думаю, что могла бы тогда сесть в самолет и улететь навсегда. И совершить еще одну ошибку, добавив ее к бесконечной череде моих прежних глупостей. Зато теперь точно знаю: для того чтобы быть счастливой, совсем не обязательно иметь много денег и престижную работу. Важно быть рядом с тем, кто тебя по-настоящему любит.

Лариса

Больше статей здесь: Истории.

Источник статьи: Мое желание выходить за Мишку замуж растаяло вместе с летним теплом.