Закрыть ☒

Мы все обезьяны с орехами

Мы все обезьяны с орехами

Недавно наткнулась на одну интересную статью о том, как ловят обезьян то ли в Бразилии, то ли в Индии. Берут специальный кувшин с длинным и очень узким горлышком и насыпают в него орехи. Много орехов. А потом закапывают его в землю так, чтобы торчало только горлышко.

Обезьяна прыгает по лианам, развлекается и замечает странный предмет, торчащий из земли. Любопытство охватывает её, и она осторожно подходит к нему. Сначала изучает его, заглядывает в горлышко, а потом засовывает внутрь лапу. И нащупывает там орехи, много орехов!

Радости нет предела. И тогда она набирает полную пятерню. Сколько сможет, огромную горсть. И пытается вытащить кулак. Но вот незадача – он не пролазит. Горлышко настолько узкое, что можно вытащить лапу только разжав кулак.

Обезьяна верещит, раздражается, скачет вокруг кувшина, пытается разными способами высунуть назад лапу, но у неё ничего не получается. А выпустить орехи она не может. Не догадывается. Ума не хватает.

Потом устаёт, успокаивается и сидит смирно. Ждёт. Может час, может два, может день. Пока за ней не придут охотники. Но даже тогда она не разжимает кулак. Так и продолжает смотреть на них, не выпуская из лапы орехи…

Так вот. Читала я про этот метод охоты и понимала, что ведь это про нас. Что мы – такие же обезьяны, каждый со своей горсткой орехов. У кого-то она больше, у кого-то меньше. Но у каждого своя.

Для кого-то орехи – это нелюбимая работа, хоть и с низкой зарплатой, но зато стабильная. Для кого-то муж, с которым стерпелось, но так и не слюбилось. Для кого-то университет, в который отправили учиться родители, но который не хватает смелости бросить. Кто-то вцепился в детей, кто-то – в своё одиночество.

И вот набрали мы орехов в кулаки, крепко сжали их и так и сидим всю жизнь, боясь разжать пальцы. Год сидим, два, десятилетия. Ждём, пока за нами придут охотники. До пенсии, до старости, до гробовой доски...

Но всё равно продолжаем сидеть, успокаивая себя и окружающих:

«Да куда я пойду?», «Кому я нужна?», «Я больше ничего не умею делать…».

А здесь какие-никакие, но всё же… орехи…