Закрыть ☒

Тетя, вам, случайно, малыш не нужен? Ему всего два месяца, мне его кормить нечем

Тетя, вам, случайно, малыш не нужен? Ему всего два месяца, мне его кормить нечем

Семилетний мальчишка бродил по рынку, предлагая прохожим забрать его младшего братика, укутанного в грязную и обгоревшую простыню. Но никто даже не остановился и не поинтересовался, что случилось в жизни этих двоих.

А я, по своему обыкновению, приехала в субботу на базар за продуктами – обычно, я закупаюсь на неделю овощами и фруктами. И, когда я покупала капусту, я ощутила, как некто дернул меня за рукав пальто. Я опустила глаза:

— Вам ребенок не нужен?

Мне сорок два года и я одинока, так как с мужем у нас ничего не получилось из-за того, что я так и не смогла родить. Мы расстались давно и в последние годы я только, и мечтала, чтобы у меня, словно чудо, появился ребенок, а не так давно я решила взять малыша из детского дома, потому сейчас собираю все необходимые документы. Отложив овощ, я присела перед мальчишкой:

— Конечно, а ты его бесплатно отдашь?

— Ага, бесплатно, еды нет: молоко у нас закончилось, а другую еду он не есть.

— Как твое имя? – спросила я.

— Миша, а моего младшего братика зовут Костя. Ему всего два месяца и он не есть ничего, кроме молока. И то не больше литра, потому вам не будет дорого.

— Приятно познакомиться, Миша. А меня тетя Маша зовут, а родители твои разве не будут плакать за Костей, если я его к себе возьму?

— У нас, кроме матери, нет никого, и она пропала несколько дней назад, так и не вернулась. А еще постоянно орет на Костю, когда он плачет из-за голода.

Судя по всем, эти дети из неблагополучной семьи и я решила, что нужно как-то менять ситуацию. Я уже понимала, что это не просто совпадение, ведь документы для усыновления я как раз собрала, однако сначала нужно было разыскать их опекуншу – горе-мать.— Миш, а давай мы к вам сходим? Может мама вернулась, и я у нее спрошу.— Конечно, мы рядом живем, — мальчик едва сдерживал слезы.— Что случилось? – обеспокоилась я.

— Я просто не хочу Костю отдавать, я люблю его, но ведь так будет лучше для него, потому что соседи только и говорят, что когда-то мы в приюте окажемся.

— Тогда и ты живи со мной, — легко сказала я.

— А разве я не взрослый?

— Ты тоже можешь жить со мной, если твоя мама разрешит и женщины в попечительском совете. Ты разве за мамой скучать не будешь?



— Нет, уж лучше в детском доме жить, чем с ней… Она всегда пьяная и готовит одну лапшу. Иногда к ней приходят гости, то мы с Костей по улице до самой ночи бродим.

Я чуть не расплакалась. Мы как раз подошли к их дому и застали мать во всей красе – пьет явно не один день. Я подумала, что за пузырь она и детей готова продать.

С трудом, но у меня получилось объяснить ей, что я хочу забрать ее детей. Несмотря, на свое состояние, женщина даже подумала не одну минуту, а потом выдала:

— Сколько платишь?

— Сколько скажете, — не удивленная, пожала я плечами.

— Пятнадцать тысяч!

— Ладно, — согласилась я. – Но не раньше усыновления и ваши дети пока останутся у меня жить.

— Хорошо, — согласилась, не колеблясь. – Ты, главное, о деньгах не забудь… Пятнашка, не меньше.

Конечно же, весь разговор я записала, после чего отправилась в отдел опеки, где быстро женщина была лишена родительских прав, а мне позволили забрать ребят к себе. Меня просил не отдавать мамаше денег, но я все же сдержала свое слово, данное ей. Да и благодаря этой женщине у меня теперь есть чудесные сыновья.