Закрыть ☒

Третий пост Что позволено Юпитеру…

Содержание

31 марта, вторник

День четырнадцатый

Палата № 4. Утро (Я, Владимир, Анатолий, Василий)

Рано утром, задолго до смены медперсонала, в палату заглядывает соскучившийся за ночь Лёха, причём в весьма необычном наряде.

Оказывается, что к облегающей футболке с длинными рукавами и фантастическим черно-бело-фиолетовым рисунком, в которой он ходит почти всё время, в комплекте прилагаются ещё и обтягивающие штаны. В таком одеянии он похож на Бэтмена, не хватает только плаща и шлема, но вариант костюма у нашего «Тёмного рыцаря» не выходной, а некоторый домашний.

Видеть Лёху мне всегда приятно, хотя понимаю, что зашёл он без видимой причины, наверное, всего лишь пожелать доброго утра.

— Привет, Бэтмен! — здороваюсь я, заканчивая заправлять кровать. Осталось постелить только покрывало и именно так, как делаю это уже в течение недели, то есть изнаночной стороной наверх.

— Здорóво! — отвечает он рукопожатием, не дав возможности понять, понравилось ему сравнение с супергероем или нет, и, наблюдая за моей работой, добавляет: — Илюша, ты покрывало не той стороной стелешь!

— А я всё время так застилаю.

— Неправильно же!

— Но согласись, когда чёрным наверх, то, смотрится намного красивее, — мне кажется, что Лёхе пока необязательно знать истинную причину.

— Ты чё! Тебе попадёт! Мне санитарка по самые гланды вломила, вот только что. Заправил, говорит, не так, как надо.

— А мне не вломят. Посмотришь! — бросаю ему вызов.

Давно придумав, я знаю, как выйти из ситуации. Однако моё «протестное» покрывало, за исключением Ольги Васильевны и только в первый день, пока никто не замечает.

— И заправляю, кстати, по правилам, которым меня санитарки научили, — я начинаю объяснять Лёхе, каким образом, и показываю.

Заходит Большая Татьяна. Ей предстоит сдавать смену, а прежде протереть пыль — обычная утренняя процедура. Сегодня, в связи с возможным обходом, которого, к слову, вчера не было, она будет досматривать тумбочки, о чём немедленно объявляет вместо приветствия:

— Сейчас буду шмон наводить!

Поймав на себе взгляд Татьяны, Лёха уходит, наверное, не желая ещё раз получить «по самые гланды».

Теперь, кажется, представился удобный случай рассказать о санитарке Большой Татьяне.

Большой потому, что она в действительности большая, но большая не потому, что высокая, а в силу своего выдающегося объёма. Татьяна молода, немногим более тридцати, с красивыми тёмно-карими глазами, крупными чертами и здоровым цветом лица.

Обратите внимание: Надоело кормить тещу. Сидит у нас уже третий месяц.

При всей её чрезмерной полноте, она, тем не менее, очень подвижна и все операции по уборке палаты выполняет умело и быстро.

В душé Татьяна, скорее всего, добрая, и ещё, полагаю, — со мной, но в то же время к другим пациентам относится неуважительно, ведёт себя без церемоний, обращается свысока, и получается у неё это несколько грубовато, а иной раз даже излишне.

Она курит и за время дневного дежурства два раза выходит из отделения, я думаю, на улицу, поскольку больше некуда. В ночные дежурства курит в нашем туалете, который для пациентов закрыт до объявления подъёма.

В общении с коллегами и пациентами Татьяна часто использует слова, которые сложно назвать приличными, а матом ругается, по-моему, больше, чем все пациенты поста вместе взятые. Причём не стесняется делать это громко, на весь коридор, но действует по ситуации, то есть, когда поблизости нет никого из руководства.

Тем временем я делаю зарядку, а соседи мои дремлют в ожидании предстоящей проверки.

Большая Татьяна, закончив влажную уборку, обращается ко мне и будит соседей. Открывает по очереди тумбочки, просматривает хранящиеся там нужные и ненужные вещи и приказывает убрать всё, что считается лишним. А, если не выбросить, то, к удивлению, подсказывает, куда спрятать, — под матрас. Мы — пациенты послушные, поэтому выполняем поставленную задачу молча, без возражений.

На моё «неправильное» чёрное покрывало Татьяна не обращает никакого внимания. Недолгий больничный опыт показывает, что замечают лишь тогда, когда нарушены «технические» правила. Края должны быть заправлены под матрас не только с боков, но и в ногах — так, чтобы матрас не было видно, как говорят санитарки, с торца. В этом отношении я всё сделал правильно, поэтому поводов для беспокойства нет.

Удовлетворённая результатом своей работы, Большая Татьяна отправляется в следующую палату, а мы возвращаемся к своим делам.

— Ну и как? — появляется любопытствующий Лёха, готовый позлорадствовать по поводу только что закончившейся инспекции.

— Всё в порядке. Убедился? — улыбаясь, отвечаю я.

Увидев, что покрывало по-прежнему лежит чёрной стороной наверх, он смущается, и это меня особенно забавляет:

— Без замечаний. Жаль, не поспорил с тобой.

Чтобы не огорчать Лёху, которому «вломили по самые гланды», я ничего не говорю, а очень хочется. Молча смотрю ему в глаза, излучая высшую степень превосходства.

Что позволено Юпитеру…

Дневник пациента. Запись 118

Начало ← Предыдущая ← → Следующая → Все записи

#медсестра #больница #психиатрическая больница #дневники #реальная история #реальная история из жизни #рассказ из жизни #рассказы из жизни #рассказы о жизни #рассказ

Еще по теме здесь: Истории.

Источник: Третий пост Что позволено Юпитеру….