Закрыть ☒

В ту ночь чувство одиночества сменилось на нежность, когда мы узнали о внуке

Ну, мать, стели постель, что ли? - Степан Иванович, грузный, но крепкий в плечах мужчина лет шестидесяти, бывший морской офицер, сладко потянулся, выключил пультом телевизор и, не вставая с кресла, стал медленно расстегивать пуговицы на рубашке. Его супруга, Наталья Даниловна, полноватая и уютно-миловидная женщина небольшого роста, со вздохом поднялась с дивана. Немного заспанными глазами взглянула на мужа и, прихрамывая сразу на обе ноги, затекшие от долгого сидения, направилась в спальню. Степан Иванович встал с кресла, какое-то время постоял и побрел на кухню.

Разморенный длинным суматошным днем, каким сегодня выдалось для него 8 марта (ездил на рынок, мотался по магазинам), тяжело опустился за стол, где стояла начатая бутылка дорогой водки и вазочка с красивыми желтыми тюльпанами. Степан Иванович налил в рюмку водки, но губы судорожно скривились: «Бу-у, какая гадость!» Отставил рюмку в сторону и каким-то беспомощным голосом произнес: «Мать, как бы это, насчет чайку сообразить?» Раздался ворчливый голос жены из спальни: «Нечего на ночь-то жидкости нагоняться. Иди спать». «Ну, вот, значит, праздник закончился», - обреченным тоном самому себе проговорил Степан Иванович.

В ту ночь чувство одиночества сменилось на нежность, когда мы узнали о внуке

В это время откуда-то сверху послышались громкие звуки музыки, веселые голоса, заливистый смех, и потолок словно загудел от топота ног. Из спальни вышла Наталья Даниловна: «Степан, потолок же провалят! Веселая ночка нам предстоит». Степан Иванович посмотрел на потолок: «Может, подняться к этим молодоженам?» «А ты что же, Степан, в старики себя записал? - Наталья Даниловна подошла к мужу и тихонько похлопала его ладошкой по широкой спине. - Еще парень хоть куда».

Наталья Даниловна погасила свет, легла в постель. Похрапывание мужа, тиканье будильника и праздничные звуки, проникающие через стены панельного дома из соседних квартир, казались в темной комнате неестественно громкими. Она, навязчиво прислушиваясь к ним, долго лежала с открытыми глазами без сна. Встала, подошла к окну, прикрыла форточку. Дом, стоящий напротив, смотрел на нее желтыми глазами окон. В некоторых окнах можно было разглядеть фигуры людей. «Наверное, там веселая компания, -подумала, - собрались добрые друзья: женщины в красивых платьях, мужчины делают комплименты, приглашают танцевать».

Снова раздались удары в потолок.

Читайте интересное: Конец одиночества.

Наталья Даниловна подошла к кровати, посмотрела на мужа - тот лежал, широко раскинув руки, голова сползла с подушки. И она вдруг подумала, что очень рано они стали домоседами, давно были в театре, в гостях. А с тех пор как разъехались выросшие дети, Наталья Даниловна почти физически ощущала образовавшуюся в доме пустоту: «Может быть, это старость незаметно прокралась в дом? Как быстро пролетела молодость, пролетает жизнь...»

Легла в постель, но спать расхотелось. Бессонница медленно переворачивала страницы прошлого, которые, словно кадры фильма, проецировались на экране памяти. И она смотрела это кино. Встала и вышла на кухню. Дом напротив представлялся в предрассветном тумане фантастической безжизненной глыбой, и только тихий глухой звук секундной стрелки настенных часов разрушал ощущение застывшей за окном жизни. Острое чувство пустоты, одиночества и бессмысленности, как ноющая боль, на короткое время возникло в груди, тоской подкатило к горлу.

Подошла к кухонному столу, налила из графина воды, взгляд упал на белеющий в предутренних сумерках небольшой листок бумаги на столе - это была телеграмма от дочери. И она вспомнила, как вчера, когда почтальон принес телеграмму, почувствовала какое-то волнение, но, увидев глянцевую с цветами обложку, подумала: «Поздравляют с праздником».

Наталья Даниловна включила свет, взяла телеграмму, поднесла к лицу, прошептала: «У меня родился внук». В душе разлилось какое-то светлое, ощутимо нежное чувство любви. Вернулась в спальню, присела на кровать, посмотрела на спящего мужа. «Степа, - очень тихо сказала, - у нас родился внук». Степан Иванович проснулся. Без конца перечитывал текст, и лицо светилось детской радостью. Он то и дело отворачивался сторону, чтобы жена не увидела его глаз, наполнявшихся слезами.

Как жаль, что я забыла что такое помощь и подумала о ребятах плохо

Евгений

Больше статей здесь: Истории.

Источник статьи: В ту ночь чувство одиночества сменилось на нежность, когда мы узнали о внуке.