Масленица, как и по всей России, на Севере носила развлекательный характер, говорили: «широкая Масленица наступила». При всем разнообразии и варьировании ритуалов она повсюду была одним из самых больших праздников. Кульминация праздника в других областях России — проводы Масленицы и масленичные костры на Архангельском Севере не встречались. Зато было много других традиционных забав. Святки считались праздником холостой молодежи, а Масленица — молодоженов. Основные обрядовые масленичные действия, связанные с молодоженами, приезжавшими в гости к родным невесты, носили эротический характер. Повсеместно были распространены подшучивания над ними.

Это называлось примораживать молодых, солить рыжики, шапки трясти. При таких забавах молодухи показывали всенародно свою любовь и целовали мужей. В Пинежском уезде молодую заставляли целовать мужа столько раз, сколько захочется окружающим, т.е. солить рыжики, а если она сопротивлялась, то под сани, на которых молодожены должны были съезжать, лили воду, т.е. примораживали молодых. Когда же молодуха все выполняла, супругов с песнями скатывали с горы. В Мезенском уезде «с молодых шапки снимали. Снимут да трясут и не отдают. Молодая должна мужа поцеловать, и тогда шапку отдадут и с горы их покатят».

На Мезени и Лешуконье с приходом молодых на горку пели «Сковородочку», исполняли ее и на молодежных игрищах, независимо от времени года во время поцелуйных игр:

Сковородочка в печи, сковородник на печи.

Немного хлопочи Десяточка два блинков испечи,

Двое ходят — двое бродят,

Двое сойдутся — двое обоймутся.

Пришел такой указ:

Целоваться двадцать раз.

Не одинова не даст, а хоть даст, так два раз.

Вени-голик, целоваться велит,

Сито-решето, целоваться хорошо.

На Масленицу высмеивали молодежь, не вступившую в брак. Существовала пословица: «Девушки баски остались до Пасхи — задрали хвосты на Великие посты».

 

Одной из масленичных забав было катание с гор. Горки готовили заранее (одна из обязанностей юношей) и разных видов: естественные, на речном склоне (их заливали водой), специально построенные, деревянные и просто уложенные на скате две жердины (катушки). Массовые молодежные катания начинались с мясного заговенья. Съезжали с гор на простых санях, праздничных санках, обвешанных цепями, бубенцами для звона, на обледенелых рогожках. Катанию с гор придавалось особое магическое и ритуальное значение. Например, во многих уездах существовал обычай скатывания девушек с гор на своих прялках.

Считалось, что у той, что дальше всех прокатится, будет самая лучшая кудель. Парни катались на санках девушек, стараясь при этом сесть к ним на колени. Любили парни и просто переворачивать сани и запрокидывать девушек на снег, но не каждая удостаивалась подобной чести: «другую девку парни закатывают, почетной девке передыху не было, непочетная весь вечер на горке в сторонке простоит». На Масленицу устанавливали на льду кружало, деревянное сооружение, напоминающее карусель, на котором парни катались вместе с девушками. Большой популярностью пользовались катания на тройках и парах. Сани, дуги были празднично расписаны, украшены лентами, бубенцами, поддужными колокольчиками.

 

На Архангельском Севере, в отличие от других регионов России, Масленица не везде сопровождалась блинами. Вместо блинов здесь пекли сковородники — круглые лепешки из жидкого пшеничного теста, политые сверху сметаной. В больших количествах выпекали также калитки, сочни и особенно любимые шаньги: «напекут шанег стопы такие большие да разны: пшенны, крупяны»





Поделись!
Читай нас!








×