Цветы для ангела

(РОМАН)

3. Как припекает сегодня, досадовала Зоя. Обещали похолодание, я и оделась для похолодания, а теперь вся пропотела в этой душной маршрутке. Еще рядом тетка развалилась. Разъела свои телеса и в кресло не помещается. Ходить пешком нужно, а не в маршрутках граждан давить своим крупом, сердилась Зоя, с ненавистью поглядывая на корпулентную женщину. Как хорошо, что до работы всего три остановки. Но свою машину все равно не помешало бы иметь, чтобы могла ездить куда захочется и когда захочется. Мужа не допросишься подвезти – то опаздывает, то срочная встреча, то… Дальше Зоя предпочитала не думать. Там была запретная тема, которая у нее вызывала приступы отчаяния. Даже работа, где разговоры о чужих проблемах убеждали, что в Зоиной жизни все не плохо, а местами и прекрасно, не всегда помогала справиться с ним. И не расскажешь никому. Голос водителя, объявившего остановку, вывел Зою из задумчивости. Пора выходить.

Яндекс. Картинки

- Здравствуйте, Зоя.

- Анжела?

- Да, это я.

- Как вы себя чувствуете? Как развивается ваш ребенок?

- Все хорошо. Моему крохе уже шестнадцать недель. Буквально вчера я первый раз почувствовала, как он шевелится! Это так необычно, как будто рыбка плавает в животе. Он очень быстро перемещается в разные стороны. Я смотрю на живот, но пока сверху ничего не видно, но я чувствую его. Когда он устает двигаться, замирает. Думаю, он спит в это время, набирается силенок. Но есть еще кое-что.

- У вас очень обеспокоенный голос. Вы чем-то встревожены?

- Доктор сказал, что нужно сдавать анализ на синдром Дауна. У нас в родне ни у кого не было такого заболевания, но… это ни о чем не говорит. Мне страшно.

- Чего вы боитесь? Постарайтесь описать свой страх.

- Я боюсь… Я боюсь, что анализ окажется положительным. Что тогда? Больной ребенок – это ребенок без будущего. Это четыре стены в квартире, как в тюрьме, где пройдет моя жизнь и жизнь моего ребенка. Это люди, которые будут тыкать пальцами и шушукаться за спиной. Это постоянные мысли, что с ним будет после моей смерти.

Зоя поняла, что Анжела плачет.

- Анжела, надо успокоиться, чтобы мы могли все обсудить.

- Да, да… сейчас. Только умоюсь. – Анжела ополоснула лицо, несколько раз глубоко вздохнула, как учили на курсах саморегуляции, и немного заикаясь проговорила - я готова.

- Вас посещали подобные мысли до анализа?

- Нет. Я настолько была окрылена своей беременностью, что в моей голове ничего плохого не думалось. Я представляла, как родится мой ребенок и мы пойдем домой, как он будет спать в своей маленькой кроватке… Я о будущем думала, а тут как обухом по голове – ведь у кого-то рождаются и больные дети. Никто изначально не планирует родить инвалида, но так случается. Почему это не может случиться со мной?

- Почему это должно случится с вами?

- Не знаю, я не могу дать рационального объяснения, но мне страшно.

- Вы здоровая, молодая женщина без вредных привычек. Так?

- Так.

- У вас в семье такой патологии не было. Так?

- Так.

- Отец ребенка здоров?

- Вроде, да. Во всяком случае, хронических заболеваний у него нет. Это точно. И про инвалидов у родни он тоже ничего не рассказывал.

- Теперь вы понимаете, что вероятность родить больного ребенка стремится к нулю?

- Наверное, вы правы. Я слишком сгустила краски, напридумывала того, чего нет. Накрутила себя…

- Вы слишком впечатлительная, поэтому нужно поменьше думать о плохом и побольше думать о хорошем.

- Вы правы. Вы совершенно правы. Я еще не успела сдать анализ, а уже веду себя так, как будто пришли результаты. Я резко поглупела от беременности, - усмехнулась Анжела.

- Для беременных быть тревожной и мнительной - это нормально. Только надо уметь вовремя останавливаться и тогда все будет хорошо.

- Согласна. Надо вовремя останавливаться, иначе можно сойти с ума от переживаний.

- Думайте только о хорошем. Всегда и при любых обстоятельствах думайте только о хорошем.

- Зоя, спасибо за поддержку. До созвона.

- Да-да… - не успела ответить Зоя, как в трубке раздались монотонные гудки. Даун – наказание, как всякий ребенок-инвалид, считала психолог. Главное понять, за что платишь. Со счетами всегда как-то неоднозначно получается: все обычные грешные люди, а платить приходится не всем. Кто-то очень неплохо живет со своими грехами и даже зарабатывает на них, выставляя на всеобщее обозрение смердящее исподнее. Вот и не поймешь, за что накрыло, если ты - как все. Зоя довольно часто задавалась вопросом, за какие «несуразности» ее заставили платить, но так и не находила ответа. Она была уверена, что ничем не хуже других. По мелочи и у нее грешки водятся, но глобально… Нет, глобально Зоя ничего такого не совершала. Однако, спрос оказался…

ПРОДОЛЖЕНИЕ

ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА Е

Друзья, мне очень интересны ваши комментарии. Подписываемся в раздел и ставим лайки.

Больше интересных статей здесь: Психология.

Источник статьи: Цветы для ангела.

Добавить комментарий