Закрыть ☒

Глава 11. Гадалка Кютай.

Глава 11. Гадалка Кютай.

Вернувшись к себе, Халиф. заскучал. Ничто не радовало его, ничто не занимало. Ему было тесно в его богатых хоромах, ему было душно. Душно, несмотря на то, что куча огромных опахал обдували его тело. Но никто не мог дать глоток свежего воздуха его душе! Скука переросла в грусть. Грусть уступила место тоске. Тоска сжала его сердце, и ни днем, ни ночью, Халиф не мог найти успокоения. Он кидался во все тяжкие. Он много пил вина, ему поставляли самых молодых и самых красивых наложниц, которые в ту же ночь претили ему. Он метался как раненый зверь. Его визирь, который всегда был рядом со своим хозяином, давно заметил, что Халифа как будто подменили. Он долго не решался заговорить об этом с ним. Но с каждым днем, лицо Халифа становилось все мрачнее и мрачнее. И наконец визирь осмелился. «Прости меня, мой Господин, - так начал он свою беседу, - но вижу я большую тоску на твоем лице.» «Ты же знаешь мой Господин, великую госпожу Кютай (Священная Луна), которая видит многое и знает тоже? - продолжил Визирь, - Позволь я отведу тебя к ней, как стемнеет. Я сделаю все так что никто не узнает о Вашей встрече. Я думаю, она поможет тебе, о мой господин!» Халиф на секунду задумался: «Если мои подданные уже видят это, значит дело дрянь совсем». Он опустил свой взор. Потом резко вскинул голову, пронзив визиря обжигающим взглядом, от которого тот отшатнулся, произнес только одно слово: «Веди!», и резко развернувшись, уже не смотря ни на кого вокруг, быстрыми шагами удалился к себе в кабинет.

Ровно в десять вечера визирь постучался к нему, и услышав голос Хозяина: «Входи!» - зашел, держа в руке огромный серый плащ с капюшоном. Сам он уже был в таком же плаще. Они вышли из дворца, быстрым шагом пересекли дворцовую площадь, и углубились в одну из узких улочек города. Вскоре визирь остановился у одной мощной калитки с большим медным кольцом. Он ударил им три раза о металлическую дверь, которая тут же распахнулась перед визирем. Кто-то со свечой в руке повел их через увитый виноградной лозой дворик, и вот они уже в доме, в комнате, где на огромном диване с множеством подушек восседала Кютай.

Глава 11. Гадалка Кютай.

Визирь, поклонившись, вышел, оставив хозяина наедине с прорицательницей. Это была женщина непонятного возраста, где-то старше 40 лет, полная, с бурной растительностью на лице. У нее были широкие брови, усики на верхней губе, узкие буравчики глаз так и сверлили лицо Халифа. Ему почему- то стало страшно и больно. Он не хотел никому открывать свою любовь, свои чувства. Это было его сокровище, его драгоценный камень, который лежал на его душе, бережно хранимый им. «Прости меня, Господин мой! Да будешь ты здоров и славен отныне и на много веков вперед! Пусть дорога твоей жизни всегда будет осыпана благоухающими цветами, пусть уста твои вкушают только сладкий изюм твоей жизни!» - произнесла Кютай. И тут Халиф понял, что этой длинной тирадой, а еще и фимиамом, исходящим от зажженных ароматных свечей, она притупляет его внимание, усыпляет его, а тем самым сверлит его мозг своими глазами-буравчиками. «Прости меня, о Великий и всемогущий Халиф! Не ту птицу ты поймал в свой силок, не ту лань ты запустил во дворец своей души. Принесет тебе погибель эта заморская птичка. Уж очень сильное у нее родовое гнездышко. А ты его раскачай! Вымани птичку из своего гнезда. Позови их всех сюда, на свою родовую землю. Здесь ты сильнее. Вот тогда мы и посмотрим, как эта птичка запоет здесь в твоих золоченых хоромах»- промолвила Кютай.- А теперь ступай. Не скажу я тебе ничего больше. Прости меня, о великий Падишах! Иди с миром, и делай как знаешь!» При этих словах она задула все свечи и как будто испарилась.

Глава 11. Гадалка Кютай.

Прошла минута, другая. Халиф стоял в полнейшей темноте. А в голове его стояли слова Кютай: «Вот тогда мы и посмотрим, как птичка запоет в твоих хоромах, птичка запоет в твоих…» Ему показалось, что он сейчас потеряет сознание. В эту минуту дверь открылась, к нему подошел его визирь, и они спешно удалились из дома гадалки.

Наутро Халиф отправил своего визиря с отрядом лучников в Северные земли в Княжество русичей, чтобы пригласить Великого Князя Бориса и его сестру Княгиню Елену с сыном на большой турецкий праздник - Курбан-байрам.

Больше интересных статей здесь: Отношения.

Источник статьи: Глава 11. Гадалка Кютай..