Закрыть ☒

Продиагностировать мафиози или От антиколлектива к общине (4 часть)

Конечно, сложно бегать за мафиози, коррупционерами, бандитами и террористами с исследовательскими методиками.

Но если серьёзно, антиколлектив надо изучать. Хотя бы взять на изучение корпоратократов. Ведь это даст понимание, как не надо развиваться человеческому обществу.

Ведь закономерно возникает вопрос: а вам хочется, чтобы обществом управляли по принципу крысиной стаи или овечьей отары?

В прошлых частях (первая, вторая, третья) мы разобрались, почему люди с низким социальным интеллектом не могут составить коллектив или общину, зато из них получается отличная толпа, также рассмотрели как работает коллективный разум и формируется коллектив.

Какие ловушки есть на пути развития коллектива? Почему некоторые группы превращаются в антиколлектив и что это за чудище? Как в итоге преодолеть современный тотальный индивидуализм?

Давайте разбираться дальше!

Антиколлектив vs. коллектив

Снова немного скучного научно-птичьего языка. Надо, Феди, надо!

Не только толпа стопорит развитие индивидов, но и такой феномен, как антиколлектив.

Антиколлектив – это антисоциальная общность, которую раздирают внутригрупповые конфликты и агрессия, группа с низким развитием всех её членов и недоразвитости трёх важнейших компонентов: совместной деятельности, структуры взаимоотношений и групповой динамики.

Примером антиколлектива может быть любая группа с антисоциальной направленностью: бандитская группировка, мафиозный или коррупционный клан, террористы и т.п.

Путь развития (или скорее деградации) группы в сторону антиколлектива пока исследовате­лями скорее намечен, чем изучен.

Психолог Л.И.Уманский предложил концептуальную схему развития группы как коллектива или антиколлектива. Важными показателями развития являются: нравственная направленно­сть группы, психологическое, организационное, деятельностное, мотивационное и ценностное единство.

В зависимости от выраженности этих показателей, груп­па располагается по степени своего развития в континууме, срединную точку которого занимает группа-конгломерат, а по­люса — коллектив и антиколлектив.

Движение группы к поло­жительному полюсу — коллективу сопряжено с последователь­ным прохождением двух его качественно новых стадий — коо­перации и автономизации.

Движение группы к отрицательному полюсу — антиколлективу также проходит эти две стадии, однако на них и застревает. В антиколлективе поддерживается индивидуализм, члены группы часто соперничают, постоянно идёт скрытая борьба за социальный статус. Все постоянно проверяют личные границы друг друга, не суть важно с прямой агрессией или в шутливой форме.

Точкой трансформации, выбора между построением условно тёмной или светлой структуры взаимоотношений становится такой этап развития группы, как ассоциация. Выбор между просоциальным и асоциальным, т.е. между благом и вредом для общества.

Высшей формой развития асоциальной группы является корпорация, для которой характерны высокая степень организованности, интеллектуального, эмоциального и волевого единства, а также групповой эгоизм, противопоставление себя другим группам, осуществление групповых целей любой ценой, даже в ущерб другим группам и всему обществу. Обычно примером подобной группы служит мафия, но в последнее время любая крупная финансовая или технологическая корпорация начала проявляться как асоциальная общность, и закономерно возникают вопросы к моральным аспектам работы крупного бизнеса.

Зачастую подростковые или творческие тусовки, многие закрытые группы приобретают черты антиколлектива. Конечно, все группы, склонные к противостоянию с обществом, там, где много животного в людях, где психопатические личности доминируют и выступают в качестве лидеров, там всегда из толпы будет формироваться антиколлектив.

Часто именно подобные группировки способны захватывать власть в обществе. Как и любой психопат, социопат имеют своеобразную харизму, так и подобные группы могут обладать некоей притягательностью. Тем более если они умело используют маркетинг и рекламу.

Заметим, такое поведение как стремление к власти всегда компенсаторно, это попытка компенсировать мощную внутриличностную проблему путём самоотвержения за счёт унижения других. Злобная вахтёрша может сидеть не только на вахте, но и в кресле министра. Просто там этот персонаж выглядит гламурно.

В сторону антиколлектива движется развитие любой группы, которая так или иначе противопоставляет себя обществу или другой группе по принципу "будем дружить против N", "во всем виноваты коммунисты", "они все быдло, бараны, их надо стричь" и пр.

Как только появляется деструктивная цель, деятельность группы также становится деструктивной.

Внутренняя борьба за статус в такой группе не прекращается, потому управленцы и лидеры группы вынуждены создавать ограничения: символы, мифы, традиции, ритуалы, законы, что помогает им не терять власть. К примеру, "кодекс пирата", "законы мафии", "корпоративную культуру", ритуалы и градусы посвящения масонов, зигование нацистов, гербы, флаги, дресс-код и пр.

Ритуалы, правила и строгая дисциплина в иерархии позволяют не развалиться тёмной структуре.

Настоящий нормальный коллектив тоже использует ритуалы, формальные структуры управления (как мы показали в предыдущих частях), но коренное отличие в том, что у коллектива есть светлая цель, поддерживаемая всеми членами коллектива, вся структура открыта для общества, нет жёсткой иерархии, каких-то тайн, секретов, существует полный доступ к информации, все действия руководства логически обоснованы и т.д.

Конкуренция или сотрудничество

Конкуренция или сотрудничество — два полюса взаимодействия в любой группе. Как в малой семейной группе, так и в огромном человечестве.

Существует устойчивый миф, что конкуренция и вражда, якобы, мотивируют человека и общество к развитию.

Нас пытаются убедить, что если мы будем соперничать, строить пакости, драться и ломать построенное другими, то добьёмся большего, чем если все вместе будем работать на созидание.

На самом деле конкуренция без сотрудничества (т.е. сама по себе) всегда ведёт к саморазрушению как на уровне межличностном, так и на социальном. И важно: постоянное соперничество между людьми это признак деградирующего общества.

Соревнование в труде и играх — это понятно. Иногда это зрелищно, эмоционально, спортивно. Но для чего зрелой взрослой личности конкуренция? Риторично.

Да, конкуренция частично необходима для индивидов, которым надо сравнивать свои результаты с другими. Но, например, в учёбе конкуренция рано или поздно начинает мешать, т.к. вместо обучения мы получаем площадку для постоянного соперничества, конфликтов, а учебный коллектив не формируется.

В экономике конкуренция вообще стала мифом. Рыночная конкуренция существует лишь в условиях неограниченных ресурсов и честном соблюдении правил всеми игроками. Эдакий конь в вакууме. Но ресурсы исчерпаемы, а честность заканчивается там, где джентльмены не держат слово.

И плюс к тому, чем сильнее люди разобщены, тем менее они способны сопротивляться давлению и агрессии. Если все в конкурентных отношениях, то обычно побеждают в такой ситуации те, кто смогут сплотиться, сформировав коллектив или антиколлектив. И тогда остальные в итоге проиграют.

Так и получилось. На самом деле к власти над человечеством пришли поклонники бихевиоризма, т.е. науки об управлении людьми, как животной структурой: стаей, стадом, роем. И их задача — держать людей разобщёнными, чтобы легче было управлять. Разобщённые люди — это толпа, которая является формой стихийной группы, по сути — группы животных (что мы рассмотрели в предыдущих частях).

Недаром управляющие "элиты" делают выводы о человеческом поведении по экспериментам с крысами, обезьянами и т.п.

Например, эксперименты Дидье Дезора. Суть в том, что социальные животные всегда разбиваются на некие страты. Дезор вывел формулу 2+2+1+1, по которой любая группа делится на 4 страты. Два эксплуататора, два эксплуатируемых рабочих, один "несогласный с режимом" и один "козёл отпущения". В крупных группах до 200 особей появляются подстраты: "принесённые в жертву", "элита", "надсмотрщики".

Антитезисом к подобной идее служить лишь одно. Если держать людей в невежестве, то они и будут вести себя как животные. Причём применяя к человечеству систему управления по крысиным стандартам, "элиты" тем самым свидетельствуют, что сами они — крысиные короли. И закономерно возникает вопрос: уважаемые читатели, а вам хочется, чтобы обществом управляли крысы и всех превращали в крыс?

Почему миром правят крысобои и 11 способов противостояния психопатам. 

Так или иначе это работает, ведь не появился бы маркетинг, который полностью заточен на тёмную психологию, давшую в руки управленцев тысячи методик манипулирования невежественными потребителями ради того, чтобы кто-то получил гешефт.  https://zen.yandex.ru/media/id/5dbad45f98930900b236ff76/5ee8ffa3ed1592049ef8713b

Типы антиколлектива

Сложно сказать, существует ли коллектив, как нравственный институт, в глобальных элитах, однако, очевидно, что во всех нижестоящих слоях, классах, кастах и стратах поддерживается индивидуализм и состояние толпы и антиколлектива, как формы взаимодействия индивидов.

В антиколлективе есть ряд особенностей, от степени развития которых можно судить об уровне развития этой группы: степень индивидуализма членов группы, уровень внутренней конкуренции и соперничества за социальный статус, степень нанесения вреда обществу, уровень организованности, интеллектуального, эмоционального и волевого единства, уровень внутригруппового эгоизма, уровень проявления животного состояния в людях (аффекты, инстинкты) и т.д.

Если сравнивать антиколлектив с животными группами, то выявляется условно 4 типа антиколлектива. Отметим, что названия типов условны лишь частично совпадают с понятиями из этологии, скорее это образы, чем термины. И сами типы, по сути, обозначают переходное состояние, а не жёсткий ограниченный тип. С учётом того, что для животных такой тип группы естественен, а для человека нет, мы ведь разумны!

1. Косяк. Низший уровень. По сути, это толпа, стихийная группа. Полная синхронизация, совершенно инстинктивное групповое поведение, цели стихийно возникают в процессе движения. Отсутствие вожака, лидера, все процессы регулируются инстинктами. Группа неустойчива, часто рассыпается, если появляются деструктивные факторы. Личные мотивы или отсутствуют или теряются в хоре других мотивов и целей. Общей деятельности нет, есть лишь набор неких общих синхронных действий. Как было отмечено в предыдущих статьях исследования, уровень интеллекта, мотивов, осознанности толпы падает до уровня самого примитивного её члена. Обычно такая толпа одержима одной эмоцией, аффектом — паника, ярость и пр.

Пример из человеческого общества: подобная группа — футбольных фанатов или юных революционеров — часто наносит вред городскому имуществу, впадая в групповое аффективное состояние, круша всё на своём пути.

Пример из природы — рыбы, птицы в момент мурмурации (удивительный феномен синхронного перемещения больших стай), или насекомые в момент роения, т.е. синхронного движения, напоминающего движение единого организма.

В отличие от человеческой группы косяк рыб или стая птиц органично вписаны в природные процессы, потому не деструктивны для окружающего.

Вообще природные группы в отличие от человеческих не являются разрушительными, хотя в состоянии аффекта тоже могут быть опасны для окружающих. Но одержимыми целью разрушения они могут быть только в фильмах ужасов, т.е. в примитивной фантастике.

В плане социально-экономическом это условно группа рабов в период рабовладельческой формации.

Обратите внимание: От чего зависит счастье человека?.

Держится за счёт поведенческих групповых инстинктов и аффектов типа страх, ужас, управляется в основном палкой и кнутом, морковка и пряник почти не работают.

2. Стадо, табун или отара. Существует общая цель, часто примитивная (физиологическая), появляется вожак (порой со стороны), который эмоционально заражает толпу, ведёт её и единственный понимает и видит цель (часто выдавая свои интересы за общественные). Общая грызня, но не за лидерство, а за место в толпе. Поскольку мотивация в стаде ситуативная, члены группы подчиняются групповому давлению и действуют по приказу "лидера мнений" чисто инстинктивно, действуя, как все.

Пример из человеческого общества: группа новобранцев в армию или неофитов в секту, а также современная форма — толпа пользователей соцсети (переходная между косяком и стадом), когда косяки пользователей мурмурируют по линиям, намеченным "лидерами мнений", алгоритмом выдачи контента и маркетологами. Поведение членов групп обусловлено маячками, флажками, т.е. внешними факторами, побуждающими к вполне определённым действиям.

Пример из природы — полное подчинение вожаку (даже условному) в стаде копытных. Причём порой вместо вожака вообще выступает фигура иного вида — козёл среди овец или пастух с собакой среди разных копытных.

В плане социально-экономическом это условно группа свободных крестьян или горожан рабовладельческой или раннефеодальной формации. Управляется в основном кнутом, но уже и пряник помогает, и даже работает такой метод, как "хлеба и зрелищ".

3. Рой. В качестве общих целей выступают интересы центральной фигуры, играющей роль альфа. Достаточно жёсткое распределение ролей и групповых функций. Редукция критического мышления и индивидуальной мотивации. Эмоции либо редуцированы, либо жёстко направлены в единое русло в стиле: "надо радоваться!"

Пример из человеческого общества: творческая тусовка, группа заключённых. Присутствует жёсткое распределение ролей, эмоции в тусовке имеют демонстративный характер (реальные эмоции никто особо не показывает), у зк — редуцированы, подчас слишком эмоциональный член группы рискует прослыть нетрадиционными и попасть в касту неприкасаемых. Агрессия также имеет чёткие формы. Место в иерархии чётко определено, если и есть карьерные мотивы, то прямо заявить о них чревато, потому карьеристы действуют интригами, подковёрными играми, в этих группах ничего не говорится прямо, создаётся особый язык — сленг. Большая часть взаимодействия происходит на инстинктивном уровне. Тут вполне возможно возникновение общих мотивов и общей деятельности. Конечно, их обычно ставит продюсер или начальник колонии, и тогда цели могут быть и полезными для общества. Но если целеполагание происходит в рамках группы, то деятельность может нести деструктивный для общества характер.

Именно на этом уровне в людских группах появляется такой феномен, как "сортирная королева", который мы давненько исследовали.

Пример из природы: пчелиная или муравьиная семья. Матка правит, остальные чётко блюдут своё место в иерархии, исполняют свои роли. Цели достаточно чёткие, деятельность жёстко инстинктивная.

В плане социально-экономическом это условно группа наёмных рабочих или крестьян ранней капиталистической или феодальной формации. Управляется кнутом и палкой, но достаточно мощный фактор управления — пряник и морковка. Для квалифицированных кадров есть своя ограниченная зона ответственности и чёткое разделение труда.

4. Стая. Полное подчинение вожаку, альфе. Относительная свобода поведения, т.к. каждый может претендовать на роль вожака. Здесь также главную роль играют инстинкты, но не столь жёстко обусловлены эмоции и даже допускается озвучивание личных мотивов и желаний. Ведущими инстинктами тут будут половой и доминирования. Подробнее об инстинктах

Нагляднее всего в природе — стая собак или дельфинов. Для этих животных характерны беспорядочные половые связи, постоянные склоки из-за доминирования в иерархии. В идеале иерархия вполне чёткая: наверху альфа-пара, затем бета и так далее весь греческий алфавит вплоть до низшего уровня — омега. Если у волков иерархия чёткая, родовая стая заботится о малышах и стариках и все разбиты по парам, верность у них до гробовой доски, то у собак всё гораздо хуже. Недаром существует феномен "сучьей свадьбы" и половой несдержанности собак. А ещё у кинологов бытует поговорка: кобели дерутся до первой крови, а суки — до смерти. Если собаку не воспитывать, это будет монстр.

О дельфинах и вовсе говорить неприлично. Там и гомосексуализм, и инцест, и оргии, и даже межвидовое спаривание.

Конечно, в первую очередь такое поведение касается животных, которые живут рядом или вместе с человеком, но есть и в дикой природе странности. В любом случае судить их человеческими мерками нет смысла.

В плане социально-экономическом "Стая" — это группа офисных работников позднего капитализма или раннего социализма (брежневский СССР, КНР, КНДР).

Тут уже присутствует внутренняя мотивация "служения", а метод "хлеба и зрелищ" весьма эффективен. Управленцем приходится прибегать порой даже к убеждению.

К этому же типу относятся и высшие формы антиколлектива — группы дворцовых прихлебателей, придворных группировок, мафиозные и коррупционные кланы и т.п. Причём они процветают при всех социально-экономических формациях. Феодализм у них в крови, причём всё самое уродливое из этого строя.

Мировоззрение манагеров или 10 способов противостоять современному феодалу.

Конечно, деятельность таких групп может быть не только деструктивной, иногда они даже способствуют прогрессу и личностному развитию (до строго определённого уровня). Но в основе своей это закрытые группировки паразитического типа, озабоченные лишь небольшим спектром потребностей и мотивов.

Для всех четырёх типов основа взаимодействия — это инстинкты. Обобщённо есть 7 основных инстинктов: самосохранения, ориентировочно-поисковый, пищевой (голод и жажда), адаптационный (территория, дом, уют, собирательство, миграция и пр.), продолжения рода (секс и родительство), коммуникативного взаимодействия (мимика, пантомимика, интонации и прочая невербалика), иерархический (доминирования, стайно-стадный инстинкт).

Каждый антиколлектив всегда в ядре имеет инстинктивную направленность. Один из основных инстинктов доминирует. Тут тоже можно составить типологию, но это отдельная тема.

Антиколлектив это, по сути, всегда толпа, только более-менее трансформировавшаяся в зависимости от множества факторов: внутренних психологических, биологических и внешних социальных. Можно ли это считать развитием? Риторично.

Однако, каков бы ни был уровень развития индивидов, составляющих антиколлектив, повлиять на его превращение в коллектив сами они не способны. Например, как члены коррупционной системы могут побороть коррупцию или наркоманы победить наркоманию, или педофилы победить педофилию? Снова риторично.

Такие антиколлективы может победить только общество путём наказания.

Общество так или иначе развивается и всё это преодолевается естественным ходом. Но существуют ловушки, из-за которых может наступить какой-нибудь армагеддец, и в итоге просто не останется общества.

Сейчас, например, мы попали в серьёзную ловушку тотального индивидуализма. Управляющие этой системой паразиты долгое время держали людей в состоянии невежества, толпы и антиколлектива. В итоге: мы на пороге социальной, экономической, экологической катастрофы.

Способы исправления ситуации, которые глобальные управленцы могут предложить, исключительно фашистские: тоталитарный цифровой контроль, сокращение населения, подавление сопротивления и инакомыслия, антропологический переход на трансгуманной основе и т.п.

Все антиутопические мечты и хотелки современных элитариев о продолжении паразитирования в стиле образов будущего Уэллса, Хаксли и Оруэлла — это неестественно и потому нереально. Наверное, можно так модифицировать людей (генетически или психологически), чтобы они превратились в тупой скот, "служебных людей" и т.п. Но это может привести к таким непредсказуемым последствиям, что человечество рискует исчезнуть.

Пройдём ли мы подобную ловушку без жертв (во всех смыслах)? Снова риторично.

Преодолеть современный тотальный индивидуализм и антиколлективизм можно через развитие коллективизма. Но для этого нужно возвращение к естественному развитию человека. Нынешняя технократическая цивилизация в тупике и просто не даёт людям возможность развиваться нормально.

Потому возвращаемся к первому материалу серии, чтобы лучше понять тот образ будущего, к которому мы должны прийти не через антиутопию, а естественным природосообразным путём.

На этом всё. Тему не закрываем, т.к. она весьма интересна для исследования, но данное исследование закончим.

НЕРАЗБУДДИЗМ

#психология

#социальная психология

#психология толпы

#этология

#антиколлектив

#коллектив

#управление

Еще по теме здесь: Психология.

Источник: Продиагностировать мафиози или От антиколлектива к общине (4 часть).