Закрыть ☒

Психику, как и мышцы, можно тренировать

«Воля есть у всех людей без исключения! Вообще! Я поняла это, поработав в мире спорта. Просто направлена она порой не на успех, а на борьбу с неблагоприятными состояниями. И самое интересное, что механизм этого переключения прост, как щелчок пальцами!»

Встречи с Ириной Конон я ждала давно. Кто, как не #спортивный #психолог с богатым практическим опытом, поможет открыть завесу тайны перед читателями? Тайны волнующей и по-своему уникальной. Так из одного ли теста сделаны олимпийские чемпионы и простые смертные?

Интерес усугублял и тот факт, что именно Ирина была психологом белорусской команды по прыжкам на батуте на «доковидных» Играх в Рио (2016), а значит, непосредственно участвовала в «замесе» на тот момент 20-летнего олимпионика Владислава Гончарова.

«Спортсмены — это сверхлюди», — сверкает глазами моя гостья, и становится ясно: разговор будет интересным.

— Ирина, вы один из немногих специалистов в спортивной психологии, ведущий собственный блог, активно использующий социальные сети, организующий вебинары. Благодаря этому люди понимают, чем в принципе занимается спортивный психолог.

— Прежде всего, это не тот специалист, которому «плачутся». Хотя бывает и так, но скорее в виде исключения(улыбается). К нам приходят с другим запросом: за счет чего еще можно повысить результат, где искать резерв?

Если я работаю просто с человеком, то точно знаю, что рано или поздно проблема решится. В спорте задача усложняется, с решением надо попасть в определенный временной отрезок. Экстремальный вид работы! Надо сложить мозаику в голове у спортсмена так, чтобы он не только понимал, что проблема решена, но и чувствовал это.

Блог помогает мне показать #возможности спортивной #психологии. При этом я сторонник совершенно четкой позиции: не стоит «копать» там, где нет надобности. Иными словами, спортивный психолог не должен создавать дополнительных проблем.

— А так бывает?

— Мы ведь нередко слышим в адрес спортсмена, мол, ему психологического компонента не хватило. Если мы создаем сильную личность, то обозначать нехватку — это уже ошибка. Человек, возможно, так никогда и не думал, а тут вдруг щелчок… "а точно!".

Странно, если психолог говорит: «Ты знаешь, я вижу, у тебя здесь есть какая-то проблема, да и вот тут тоже». Я не открываю двери, которые нельзя открывать, чтобы не зафиксировать внимание «не туда». Совершенно другой вопрос, когда спортсмен с пониманием проблемы приходит сам или с тренером. Мы начинаем работу. Психику, как и мышцы, можно тренировать.

— Вас нередко обозначают как психолога, работавшего с олимпийским чемпионом в прыжках на батуте Владиславом Гончаровым. В чем заключалась эта работа?

— Я работала не только с Владом, а со всей олимпийской командой батутистов в целом. Надо сказать, что работа была организована в связке: тренер, врач, массажист, психолог. Мы «подбирали ключи» к каждому спортсмену.

#Тренировка #психики как раз Гончарова проходила опосредованно, через моменты, в понимание которых мы спортсмена не всегда погружали.

Тут примерно такой же алгоритм работы, как и в тренировке на выносливость, когда спортсмен работает на пределе своих возможностей, всегда чуть-чуть через не могу.

Чтобы делать эффективную работу в стрессе, мы должны тренировать волю, создавая неудобные ситуации. Психологический комфорт в некотором смысле враг спортсмена, потому что соревнования комфортными практически не бывают.

Если кто-то думает, что задача психолога на соревнованиях -- успокоить, мол, «не волнуйся, все будет хорошо», то это совсем не так. Его задача -- научить спортсмена быстро мобилизоваться, показать, за счет чего это можно сделать.

В жизни немало примеров, когда люди в экстремальной ситуации демонстрируют сверхвозможности. Например, пожилая женщина, убегая от собаки, может перепрыгнуть через забор.

Секрет в чем? У каждого человека в организме есть резерв и его можно использовать не только при угрозе жизни. Механизм #«сверхвозможностей» можно запустить, когда это необходимо, но… только осознанно. Скажем, у меня дома лежит миллион долларов, но я не знаю о нем, буду ли я чувствовать себя миллионершей?! Есть некоторые вещи, которые достаточно просто знать. Если знаешь, что резерв есть, то будешь на это рассчитывать.

— Тренер команды батутистов Ольга Власова в своих интервью отмечала, что китайцы еще до Олимпиады в Рио держались как победители. Знаю, что на предолимпийских турнирах она упорно комментировала для Влада выступления его главных соперников: «Ты можешь прыгать лучше, чем они. Ну, посмотри же, у одного колени все время полусогнутые, у другого плотных поз нет. У нас есть все!"

— Ольга -- высококлассный тренер, она ориентирована на победу изначально, даже не допускает мысли, что в мире есть спортсмены, выиграть у которых невозможно.

Когда веришь, то и готовишь по-другому. Безусловно, ты рискуешь.

Кураж, направленность на победу — это риск! А риск, как ни парадоксально, право на ошибку! Успешные, и не только в мире спорта, люди, всегда допускают вероятность ошибки, но не думают о ней, она не становится приоритетом.

— Не все команды могут позволить себе везти спортивного психолога на соревнования. Как часто спортсмену необходима ваша экстренная помощь прямо на соревновательной площадке?

— Мой опыт складывался так, что я по большей части именно соревновательный психолог.

В спорте для того, чтобы овладеть двигательным навыком на высоком уровне, нужна очень высокая чувствительность. Особенно это касается сложнокоординационных и игровых видов спорта. Человек может стать одним из лучших в мире потому, что невероятно тонко чувствует свое движение, умеет им управлять. Но тут есть и обратная сторона медали: он точно так же чувствует помехи, сбивающие факторы, все то, что мешает ему здесь и сейчас.

Мы со спортсменом вырабатываем навык успешного поведения, вместе проверяем, как это работает на соревнованиях. Один раз, второй…

Минус в том, что через определенный промежуток времени нужно искать новый ключ к тому, как запустить этот механизм. Попросту говоря, то, что обманет психику и заставит ее работать на результат.

Для этого и нужен психолог на турнире, иначе заработает природная регуляция человека. Мозг возьмет то, что лежит на поверхности, а на поверхности, как правило, варианты наиболее значимые для нас эмоционально. Поражение всегда переживается сильнее.

— Что делать, когда сбой произошел?...

— Первая задача -- переключить человека с эмоций на работу, для этого мы создаем четкий алгоритм двигательных действий «от и до». Проговариваем такие мелочи, которые со стороны могут казаться абсурдными. «Ты выходишь медленно, ритмично, делаешь 10 элементов…»

— Мне вспомнилось выступление на тех же Играх в Рио тяжелоатлетки, которая из-за волнения не смогла справиться с начальным весом штанги и, провалив все три попытки в рывке, вышла из борьбы, так и не вступив в нее?

— Спортсменка могла в этот момент бороться со своим внутренним переживанием, пытаться его стабилизировать. В итоге из этой цепочки выпало само действие. Жаль, потому что переключение выполняется достаточно легко.

Можно использовать много разных вариантов. Например, один из самых известных, когда спортсмен заранее выигрывает. Или когда он заранее проигрывает. Но бывает, что спортсмен так жаждет правильно настроиться, что это становится важнее действия. Убрать эмоции нельзя. Страх вообще очень хорошая эмоция, он заставляет быть точнее, внимательнее. Мешает только паника.

В моей практике есть один показательный пример. У батутистки Татьяны Петрени так и не получилось завоевать олимпийское золото, хотя оно было совсем рядом.

Перед предварительной попыткой уже прямо в зале она подошла ко мне с сомнением: «Я не доверяю сейчас этой сетке, размялась и чувствую что-то не то». Я понимала: необходимо быстро и жестко переключить ее с сомнений на работу. Направленность была такая: или сейчас, или никогда, иначе в чем смысл твоего нахождения здесь?

Обратите внимание: Можно ли узнать суть человека по строению его головы и выражению лица?.

Мы решили этот вопрос за полминуты. Таня вышла и сделала попытку, которая стала лучшей на Играх и в принципе в ее карьере.

Но впереди финал. К сожалению, запрограммировать спортсменку так, чтобы она сделала предварительную попытку чуть хуже, а следующая стала блестящим финалом, невозможно! Слишком высока была вероятность вообще выбыть из игры.

Петреня и в финале была готова, однако мощный выброс энергии уже произошел. Между предвариловкой и «финишем» 10 минут. Она просто не успела сделать «вдох», накопить той внутренней силы, которая была необходима. Татьяна стала пятой! Это спорт!

— Сейчас много говорят о давлении на спортсменов, якобы планирование медалей, их ожидание негативно сказывается на результате.

— Мне странно, что кто-то считает это грузом или давлением! Разве спортсмен не должен ехать на турнир за медалью?

За чем тогда он должен ехать? Я противник формулировок, мол, мы будем стараться… Это всегда рождает сомнения внутри человека.

Если уровень подготовленности спортсмена говорит о его конкурентоспособности, то вариант только один — ехать побеждать. Это может быть грузом, а может быть крыльями. Это испытание, вызов самому себе.

— В моей журналистской практике мне приходилось сталкиваться с темой ритуалов. Их спортсмены используют, чтобы сохранить накопленную энергию. Чемпионка Европы по современному пятиборью Анастасия Прокопенко рассказывала, что ей помогает большое полотенце, которым можно накрыться с головой и побыть наедине с собой. Олимпийский чемпион в гребле на каноэ Александр Богданович признавался, что не здоровался за руку накануне выступления на Олимпиаде. Как к таким моментам относятся спортивные психологи?

— Для спортсмена это уход от растрачивания себя. Главное, чтобы таких ритуалов не было много. Есть их несколько, надо сузить хотя бы до одного.

Однажды мне рассказывал один из футболистов, что не может хорошо играть, если гетр не натянут на нужный уровень ноги. Или когда выбегает на поле, ему важно не наступить на разметку.

Здесь правило только одно: если ритуал можно контролировать, то почему нет. Например, перед игрой завязывать шнурки с левой ноги. Но если спортсмен теряет контроль над ситуацией из-за того, что ритуал не соблюден, это уже проблема. Такие вещи надо искоренять.

Я наблюдала на Уимблдоне, как по-разному готовились к важнейшему матчу два великих теннисиста Рафаэль Надаль и Роджер Федерер. Федерер скрылся от всех, он сидел за кортами, на улице, накрывшись полотенцем. А Надаль собрал вокруг себя толпу человек в 50! И что-то рассказывал, балагурил… Вот вам пример двух успешных спортсменов: один сохранял энергию, а второй наполнялся ей.

Выбор поведения нередко интуитивен. Возможно, великий Рафа не просто черпал энергию болельщиков, но и банально переключался, чтобы не загоняться перед матчем. Мы можем представить, какое количество вариантов развития событий прокручивается в голове у спортсмена. И чем более опытный #спортсмен, тем вариантов больше (улыбается).

— Уверена, вы читали мемуары Андре Агасси. В них ярко и очень откровенно описан предматчевый мандраж. Иначе, как адом, это не назовешь.

— Я могу объяснить. Его мозг искал решения! Кто-то от этого избавляется, а кто-то проживает множество вариантов, допускает их. Агасси еще до начала матча проживал ошибки, проживал неуспех, он находил ответы на вопрос: что если что-то пойдет не так? На момент выхода на корт неуспех переставал быть значимым. Да, некоторые достигают этого таким гипертрофированным способом.

Спортсмены переживают серьезные #эмоциональные #нагрузки, готовясь к важным стартам. Иногда это прокручивание нужно себе разрешить, потому что в секунды паники, как мы уже отмечали, негатив может выстрелить! И, возможно, с еще большей силой.

— Кстати, у того же Агасси есть очень интересные моменты наблюдения соперника. Он с удивительной точностью подмечает слабые и сильные стороны. Иногда сильной стороной оппонента становятся густые волосы, которых у самого Андре вовсе нет. Какое отношения к соперникам вы рекомендуете выстраивать?

— Тут многое зависит от вида спорта. Если это большой теннис, то спортсмен должен думать за себя, и за того парня.

Всегда нужно помнить одну вещь! Даже если ты играешь с первой ракеткой мира, эта первая ракетка когда-то ей не была. Никто не рождается победителем. Только конкретный матч решает, кто сильнее.

Спортсменам свойственно накладывать на соперника свои ожидания. И даже если они неправильные, ты начинаешь внутренне их подтверждать. Человек может выбирать, кого ему наделить силой: противника или себя.

Может ли повлиять на результат негативное отношение? Иногда, очень стихийно. Однако есть опасность, что этот выброс агрессии может незаметно стать свойством личности. Поэтому я против агрессии.

К любому сопернику на момент соревнований нужно относиться как к равному. Потому что если он сильнее, то честнее, например, в фехтовании, выйти и положить саблю. Мол, спасибо, не сегодня!

— Какие тенденции в развитии современной спортивной психологии вам импонируют?

— Несмотря на то, что четкого понимания, что такое спортивная психология, в обществе нет, в профессиональное комьюнити активно развивается. Мы двигаемся вперед, ищем свои пути развития.

Например, я собираюсь практиковать с подопечными мне командами проведение сбора по психологической подготовке. Психология в чистом виде! Если не ошибаюсь, это станет первым опытом в мировой практике. Поскольку обычно психологическая подготовка интегрируется в техническую, физическую тактическую.

— У вас есть шанс стать пионером нового направления!

— Я всю жизнь пионер! И мне это нравится.

Больше интересных статей здесь: Психология.

Источник статьи: Психику, как и мышцы, можно тренировать.