В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно есть

В Луисвилле придерживаются другой стратегии. О деятельности Центра для женщин и семей нам рассказали две сотрудницы — Меган и Крис.

— Непрошенные гости попасть к нам могут разве что на вертолете, — улыбаются сотрудники Центра для женщин и семей в Луисвилле.

Действительно, сделано все, чтобы убежище для жертв домашнего насилия было непреступным, как крепость. Оно представляет собой квадрат — в середине находится садик, где жители Центра гуляют. Везде установлены видеокамеры.

Сам шелтер находится на втором этаже, куда посторонние не попадут. Стекла пуленепробиваемые. Если женщина боится, что агрессор придет сюда, мы распечатываем его фотографию и отдаем охране, — у охранников, к слову, имеется оружие. Нет фотографии — тогда записываем словесное описание: уточняем особые приметы, например, татуировки.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьЦентр защиты женщин в Луисвилле

— Раньше все думали, что адрес подобных убежищ должен быть засекречен. Рассуждали просто: если агрессор не знает, где находится жертва, он не сможет причинить ей вред. Сейчас мы наоборот продвигаем идею того, чтобы адрес Центра знали все: люди должны понимать, куда они могут бежать в случае беды.

Но при этом мы уделяем особое внимание безопасности.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьСнаружи здание это крепость, но внутри довольно уютно

Работает круглосуточная горячая линия: можно позвонить или отправить СМС.

— Порой человеку достаточно одного звонка. Он выговаривается и после этого уже начинает думать трезво, сам понимает, как вернуть контроль над своей жизнью. Но операторы могут и помочь составить кризисный план: объяснить, как лучше подготовиться к побегу, что взять с собой в первую очередь, как объяснить детям, что скоро придется покинуть дом.

Иногда в центр звонят посреди ночи сотрудники больницы: если они понимают, что к ним с травмами доставили жертву семейного насилия, то обращаются за помощью от ее имени.

Что примечательно, медсестры в больнице должны знать, как собирать доказательства насилия, например, взять на экспертизу одежду пострадавшей, сфотографировать травмы. Ведь сама жертва может и не представлять, как правильно действовать.

— Когда мы открылись, то работали как убежище только для женщин, которые ищут безопасное место. Сегодня мы предлагаем разную помощь в 9 округах — 7 из них находятся в Кентукки и 2 в Индиане. Теперь к нам могут обращаться и мужчины.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьБелорусская делегация на встрече в центре

В белорусском обществе нередко вспыхивают дискуссии на тему того, что, якобы, мужчины тоже часто становятся жертвами домашнего насилия, а истории женских проблем просто активнее муссируются в СМИ.

Ответить на подобные выпады можно, используя статистику Центра для женщин и семей в Кентукки: 94% обратившихся за помощью — женщины, 6% — мужчины. В числе последних также те, кто пострадал от мужской агрессии — своего партнера, родственника.

Прийти в центр может любой, вне зависимости от социального статуса, религиозных убеждений. Для сотрудников центра также не имеет значения, легально ли пришедший находится в США.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьДвери центра открыты круглые сутки для всех

На втором этаже центра, куда не пускают посетителей, расположены комнаты.

Всего в убежище находится 80 кроватей. Сотрудники центра с сожалением отмечают: не бывает такого, чтобы хотя бы одно из койко-мест пустовало несколько дней.

Они с грустью разводят руками: «Жизнь такая. В нашем обществе очень много насилия».

— Я не могу сказать, сколько в среднем живут у нас люди — кто-то останавливается на 3 дня, а кто-то на несколько месяцев, — рассказывает Меган.

— Мы не устанавливаем жестких сроков: все зависит от конкретной жизненной ситуации. Никогда не навязываем свое решение: человек сам определяет, когда он хочет прийти к нам и когда уйти.

Проживающие в центре получают бесплатное питание, также они могут пройти психологическую терапию. Здесь работают и педагоги, которые занимаются с детьми, если те по соображениям безопасности не посещают в данный момент школу.

— Когда люди убегают из дома из-за смертельной опасности, они, как правило, не успевают взять с собой документы, — говорит Меган. — Мы помогаем клиентам оперативно восстановить документы — делаем все для того, чтобы им не пришлось еще раз рисковать, возвращаясь домой.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьНа встрече

В центр можно взять с собой и домашнего питомца — не оставлять же с агрессором беззащитного котика или собачку. Животное сперва разместят в отдельной комнате, а после через программу Kentucky Humane Society ему найдут временную семью — до 60 дней волонтеры будут заботиться о пушистике. За это время питомца осмотрит ветеринар, если необходимо — подлечит его и простерилизует. Если спустя 2 месяца хозяйка не решит свои проблемы и не найдет новое жилище, питомцу найдут новых постоянных хозяев.

Еще один интересный факт о центре, который не может не изумить белорусов: здесь проходят специальные обучающие программы для священников. Им объясняют, как общаться с жертвами домашнего насилия так, чтобы не навредить.

Поэтому священник в Луисвилле никогда не скажет женщине: «Твой муж — это твой крест. Терпи!», не станет убеждать ее сохранить семью любой ценой. Развод может быть единственным шансом уберечь здоровье и жизнь женщины, детей.

Центр проводит тренинги на тему агрессивности. Посещают их не сами агрессоры, а мужчины, которые хотят как-то помочь изменить ситуацию с домашним насилием в стране.

— Что и говорить: мужчины пользуются большим авторитетом в обществе. Мы объясняем, как вести себя в ситуации, если, к примеру, человек знает, что его друг избивает жену, морально издевается над ней. Агрессор скорее прислушается, если другой мужчина объяснит ему, что так вести себя нельзя. Без помощи самих мужчин мы не сможем решить проблему насилия. Стараемся привлекать тех, кто может иметь дело с потенциальными агрессорами.

Допустим, в колледжах насилие часто совершают спортсмены. Обычно это самые крутые ребята, которые уверены, что им позволено все. Поэтому мы проводим специальные тренинги для их тренеров, чтобы те в свою очередь донесли до молодых мужчин, какое поведение для них непозволительно.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьКрис

По статистике, чаще всего эпизоды домашнего насилия происходят в трех районах Луисвилля. Это значит, что там просветительскую работу нужно вести активнее.

— Мы как-то провели акцию совместно с сетью барбершопов. Они предлагали бесплатные стрижки для мужчин, а мастера общались с клиентами на тему насилия в семье.

С точки зрения закона, легко ли в Кентукки жертве защититься от агрессора?

— На самом деле, все довольно грустно, — отвечает Крис. — Жертве достаточно непросто заявить о том, что она подвергалась насилию. Агрессоры это прекрасно понимают и потому чувствуют себя довольно спокойно. Но если женщина все-таки решает говорить о проблеме, факт физического и эмоционального насилия в ее отношении подтверждается, то суд может вынести решение о неприближении — запретить агрессору приближаться к жертве на определенное расстояние.

В большинстве случаев, если агрессор нарушает это решение, то его отправляют в тюрьму. Но в тюрьме он надолго не остается. Суд штата может отправить абъюзера на принудительное лечение. Существуют специальные коррекционные программы, рассчитанные на 28 недель. При этом лечение платное — агрессор сам платит за все тренинги.

В США женщин от домашнего насилия спасают убежища. В Минске тоже оно естьНеобычная люстра в холле

В Центре для женщин и семей агрессивность сравнивают с наркозависимостью: желание бурно выплескивать гнев — это нездоровая потребность, от которой можно излечиться.

— Самое главное, чтобы человек сам осознал, что у него есть проблема. Результат будет только в том случае, если он сам захочет измениться.

Представители центра проводят встречи на рабочих местах, в церквях, школах и рассказывают, каким образом они могут помочь людям. Говорят и о том, на какие признаки стоит обращать внимание, чтобы понять: в этой семье есть насилие.

Для подростков организуют семинары, на которых объясняют, как строить здоровые отношения. Есть специальные программы даже для маленьких детей — о семейном насилии говорят с ребятами 5-6 лет. Им рассказывают о личных границах — почему, например, нельзя даже дотронуться до другого человека без его согласия.

Меган уверена: культуру можно изменить только за счет профилактических бесед.

Текст был подготовлен во время участия в программе профессионально-культурного обмена Community Connections, организованной Агентством США по международному развитию (USAID).


На всякий случай напоминаем о том, что в Минске есть Убежище для женщин и их детей, пострадавших от насилия (круглосуточно):

8-029-610-83-55.

Больше информации можно получить на сайте ostanovinasilie.org.

VELVET: Юлия Василюк

Добавить комментарий