Закрыть ☒

Глава 17. В темнице.

Глава 17. В темнице.

Елена спешно вбежала в покои, где спал утомившийся от разных впечатлений ее сын. Она взяла его на руки и устремилась к карете, в которой поджидал ее брат. Карета, запряженная четырьмя отдохнувшими, помчалась в ночную мглу города. За окнами мелькали дома, минареты, была темная, темная ночь. Князь сидел, нахмурившись, глядя в пол. Оба они не обмолвились ни словом. Но в воздухе было осязаемое чувство опасности. Наконец ворота города открылись, и карета помчалась прямиком на Север. Но они оба чувствовали, что так просто их не выпустят из города. Князь постучал по передней стенке кареты, чтобы возничий прибавил скорости. Но они и так мчались во весь опор. С обеих сторон кареты скакала пара лучников с рысаками зажженными факелами.

Вдруг они услышали громкое улюлюканье. Карета остановилась. Князь дал знак Елене сидеть на месте. Сам он вышел из кареты, обнажив меч. Елена, крепко обняв сына, замерла в дурном предчувствии. Сердце гулко стучало. Больше всего она боялась за своего сына. Ведь ему только исполнилось десять лет. Послышались громкие крики и звон клинков. Через несколько минут все затихло. А еще через минуту дверь кареты распахнулась. Она увидела визиря Халифа. Он что-то грубо сказал по-турецки, протянул к ней руку и с силой выдернул ее из кареты. Другой турок выхватил из ее рук сына и куда-то потащил. Ребенок проснулся и закричал: «Мама, мама!» Но Елена уже не могла ответить ему.

Глава 17. В темнице.

Ее, связанную по рукам и ногам, с толстым кляпом во рту, мчал во дворец Визирь, перекинув через спину своего жеребца. Его душа воина ликовала. Ведь они, турки, должны завоевывать чужие земли и подчинять себе иноверцев. Наконец-то он установит справедливость и устранит беззаконие, царящее последнее время во дворце. Он утаил от Халифа, что гадалка, к которой они ходили, была его тёткой. И то, что они давно уговорились с ней отвадить от Халифа северную княгиню.

Тем временем Халиф нервно ходил по своим покоям во дворце. Он ждал обратно своих гостей, чтобы выяснить все недомолвки. Ведь он хотел, чтобы Елена стала его женой. От волнения у него сильно затряслись руки и бешено колотилось сердце. И тут он вдруг вспомнил про эликсир, который дала ему турецкая гадалка. Она так и сказала: «Если что-то пойдет не так, выпей его! И ты сразу обретешь уверенность и силу.» Она обманула Халифа. Совсем не эти чувства проявились в нем, когда он выпил это зелье. Но Халиф понял это, когда было уже совсем поздно!

Разрезав веревки и вынув кляп изо рта, Визирь занес Елену в опочивальню к Халифу, бросил ее на кровать и удалился. Вернее, не ее, а ее бесчувственное тело. От всего произошедшего Елена потеряла сознание. Она лежала, закрыв глаза и не шевелясь. Но Халифа не остановила ее бесчувственность. Он накинулся на нее как дикий голодный зверь на свою жертву. Он с силой рвал на ней одежду. Материя трещала по швам, драгоценные камни, украшающие наряд Елены, летели в разные стороны. Наконец то он ощутил в своих руках ее тело. Тело той, которую он вожделел уже долгое время. Никогда он не получал такого наслаждения от близости с женщиной как сейчас. Мир яви исчез для него совсем! За окнами забрезжил рассвет, когда он стал осознавать, что происходит. Он как-будто отрезвел. Проклятый эликсир! Он затуманил его разум, и сделал из него насильника! «Елена, дорогая моя», - обратился он к ней, гладя ее лицо. «Елена!» Он только сейчас заметил кровь, текущую из разбитых губ Елены и следы от веревок на руках. Халиф с еще большей настойчивостью стал звать ее. Наконец она открыла глаза, синеву которых он не забудет никогда. «Где мой сын?» - громко закричала она. – «Где мой брат! Ты убил их, подлец!» Она с размаха ударила его по лицу и тут же получила ответный удар. Простить пощечину от женщины, какой бы любимой она не была? Никогда! От удара у Елены еще сильнее потекла кровь из губы. Она вытерла ее тыльной стороной ладони. Увидев себя обнаженной, княжна резко сдернула покрывало с кровати, обмоталась им, и как разъяренная пантера кинулась с кулаками на Халифа. Елена повалила его навзничь и стала душить. При этом она громко кричала: «Где мой сын! Верни мне сына! Убийца! Будь ты проклят! Будьте Вы все прокляты!!!» На крики сбежалась стража во главе с визирем. Отцепив руки Елены от своего горла, Халиф крикнул: «В темницу ее!» Он не мог пережить такого позора от женщины. Елену потащили в темницу. Она билась, как раненая птица в руках прислуги и кричала нет, нет, нет на весь дворец. В каждой комнате был слышен ее крик. Во дворце наступила гробовая тишина. Даже птицы, сидящие в клетках, которые только что радостно приветствовали восходящее солнце, даже они затихли. Такая боль была в крике этой внезапно осиротевшей женщины. Визирь, бросивший Елену в темницу, с радостной улыбкой вернулся к Халифу. Не успел он войти в опочивальню, как Халиф схватил его, приставив к его горлу лезвие клинка. «Ты что наделал, шайтан! Ведь я просил тебя только вернуть их, а не убивать!» - закричал он. Визирь вцепился руками в рукоять кинжала, чтобы Халиф в ярости не перерезал ему горло, и Халиф увидел на его пальце серебряный перстень с ярким фиолетовым камнем. Это был перстень Князя Бориса.

Одним взмахом клинка Халиф отрубил кисть от руки Визиря, на пальце которой был перстень. В ярости, Халиф пинками прогнал из опочивальни ползущего и воющего от боли Визиря. Затем, подняв с пола окровавленную кисть, Правитель снял кольцо с пальца, а кисть приказал выкинуть собакам. Он взял окровавленное кольцо в руки. Да, это было именно то кольцо с чароитом, которое очень нравилось Халифу. Зажав в кулак перстень, он вышел из опочивальни и дал указание слугам заколотить досками входную дверь в эту комнату. Быстрыми шагами Правитель вышел из дворца, вскочил на резвого арабского скакуна и помчался во весь опор подальше от людей. Он хотел остаться один. Найдя укромное место среди шумевших листвой деревьев, Халиф спешился. Силы покинули его. Он упал на землю и зарыдал. Его отчаянию не было предела. В один миг он потерял самое дорогое – любовь! Любовь к этой прекрасной женщине, о которой он грезил много лет! Ведь она никогда не простит ему потери самых дорогих ей людей! Все его тело содрогалось от рыданий. Прошло какое-то время, прежде чем Халиф успокоился. А вдруг нет! Вдруг ему удастся умолить ее. Вдруг она поверит, что это не его вина, а трагическая случайность. О, Аллах всемогущий! Ведь она в темнице, вдруг спохватился он! Пришпорив коня, он во весь опор помчался обратно во дворец.

Глава 17. В темнице.

Она лежала на влажном сене, которое было вместо подстилки. Серые холодные стены с узкими щелями окон наверху. С потолка капала вода. Кап. Кап. Кап. Она слушала эти мерные звуки и к ней постепенно стало возвращаться спокойствие. Она села, прислонившись спиной к холодной стене, натянула покрепче на себя покрывало и стала думать. Ее мысли были только об одном. Только одно согревало ее, не давая сойти с ума. Это были мысли о мести! Она поклялась всему своему княжескому роду отомстить! Ей стало тепло и спокойно. Да, она была здесь одна. Одна среди врагов. Но Елена была очень сильной натурой. Она обладала огромными знаниями и умением помогать людям, лечить их телесные и душевные недуги. Все эти знания передала ей ее прабабушка, которая была ведуньей. А еще она рассказала внучке как можно навести на человека морок. «Но только,» - сказала она тихим умирающим голосом, - «делай это в самом крайнем случае. Только тогда, когда не будет сил бороться по-другому.»

И вот этот день настал. Взгляд у Елены стал серо-стальной. Она почувствовала, что все ее тело тоже стало стальным. Ну что ж, начнем, сказала она сама себе. Напротив ее, за такими же прутьями сидел Визирь, орущий от боли. Халиф приказал его тоже бросить в темницу. Из его раны хлестала кровь. Оторвав от своей одежды рукав, он обмотал им обрубок руки. Визирь раскачивался из стороны в сторону, как бы убаюкивая свою руку. Елена посмотрела в его сторону и громко расхохоталась.

Чисто поле Снег метет

Снег метет Визирь идет

Замети снег все следы

Не найти теперь Визиря не найти

Только волки знают где визирь идет

Только волки знают где визирь помрет

Снег идет Белый снег идет

Кровушку кровавую быстро заметет!

Елена сидела напротив него и тихим голосом читала это старинное заклинание. Прочитав его, Елена вдруг громко завыла. Завыла как волчица воет в полнолуние, объявляя время охоты. Визирь вздрогнул, ужас сковал все его тело. Он не мог понять причину этого ужаса. Вдруг он увидел, как черная паутина затягивает все стены темницы, она быстро множилась и стала обволакивать его самого. Визирь стал отмахиваться, но паутины становилось все больше и больше. Следом появились четыре черных собаки. Нет, это были не собаки, это были волки! Черные волки! Они накинулись на него и стали рвать его тело на куски. Один из волков вцепился ему в горло и через минуту визирь испустил дух.

Глава 17. В темнице.

Халиф вошел во дворец и тут же услышал громкий вой. Так могли выть только волки. Ему стало не по себе, и он стремглав помчался в подвал. В темницу, где была Елена, и куда Халиф приказал бросить Визиря. Он открыл двери нараспашку. Елена стояла около своей решетки. Ее взгляд был направлен на Визиря, который лежал мертвым. Его глаза были вытаращены от страха, а волосы стали абсолютно седые. Следом за Халифом вбежала прислуга. Они подбежали к телу Визиря, которое было еще теплым. Одна рука его была сжата в кулак. Один из слуг с силой разжал руку, и все увидели на ладони кусок черной шерсти.

Халиф тоже видел все это, но не придал этому серьезного значения. «Собаке собачья смерть!», - проговорил он. Все его внимание было обращено к Елене. «Прости меня,» - сказал он. «Я тебя прощаю,» - ответила ему Елена с улыбкой. Правой рукой она обняла Халифа за шею. Он поднял ее на руки и понес из темницы. Но Халиф не заметил, что левая рука Елены за его спиной была с двумя скрещенными пальцами. Мой бедный, бедный турок…

Больше интересных статей здесь: Отношения.

Источник статьи: Глава 17. В темнице..