Закрыть ☒

Расстрел как стимулирующий фактор научного творчества.

Многие каналы давно уже рассказали и сюжет и описали персонажей сериала "Бомба". Люди ищут в сериале исторических личностей и раздраженно высказывают, что им неприятно смотреть на ученых, похожих на уркаганов. Сетуют, что Росатом зря платил деньги. Мало кто понимает, что на исторический натурализм Тодоровский не будет тратить деньги Росатома. А на психологию научного творчества будет. Надо учитывать, что у Тодоровского и в своих фильмах много психологии. Это его фишка. И мне интересен психологический аспект в этом сериале.

Вот прообраз Рубина, натуральный уркаган, будущий Нобелевский лауреат. Помню, что Ландау был ближе Лермонтов, чем Пушкин. У Лермонтова новелла «Фаталист» и Рубин фаталист. Ландау также считал единственным своим учителем Нильса Бора. Ландау общался с Бухариным и открыто высказывал в 20-х годах, что он за троцкизм. Троцкизм никому прощался. Так же, как героя фильма, Ландау освободили, но благодаря письму Нильса Бора, а в фильме попросил Курчатов. Как гения, без которого никак. Ландау не столько прообраз, сколько печка, от которой танцевали сценаристы. Ландау теоретик, Рубин экспериментатор. Для экспериментатора нужен зоркий глаз, точные руки, быстрая реакция, то есть удачная кинестетика. Уникальная память и умение заметить странности, отклонения процесса. В целом нужны показатели физического здоровья выше среднего. Теоретику можно быть и Хокингом. Для публики существует клише, куда должен укладываться образ ученого. Люди не хотят видеть в роли знаковой личности уркагана. Людям очень хочется глянцевого героя. Харизма кинематографически не передается, в кино харизматика играют окружающие, но зритель требует исполнения своих ожиданий. Дуэты Жеглов-Шарапов или, например, Трофимов-Варавва, делающие общее дело, удовлетворили все ожидания. А здесь нет. Однако комсомольская внешность Муромцева контрастирует с хулиганской мордой Рубина не случайно. Муромцев и Курчатов реально смотрят на то, что нуждаются в помощи гения, который выглядит как бандит. В отличие от многих руководителей и зрителей они знают цену интеллекту, а не внешности. Выбрать такого героя как Рубин, изменить ожидания зрителя, это заявка на реформу кино. Тодоровский и съемошная группа реформаторы искусства. Вот такой неожиданный гениальный ученый:

Если у человека есть умение заметить отклонения процесса и к тому же ассоциативность мышления, чтобы выявить эти отклонения изменением условий эксперимента, это талант экспериментатора. Для полноценной научной работы экспериментатору нужен отклик эксперимента. Страдания гения, потерявшего творческую силу, не сравнить со страданиями кухарки, которой не удался пирог. Для кухарки всегда найдется другая кухня. Лишить экспериментатора возможности на приличном техническом уровне ставить эксперимент это лишить его полноценной жизни. Надо сказать, что работу теоретика показать в кино невозможно. Зрителю будет неинтересно. У практиков же есть что показать киношникам.

Жанр производственной драмы в 60-х предложил нам "Девять дней одного года". Это только попытка термоядерного синтеза и там нужной реакции не происходит. Если сейчас, через почти 80 лет после атомной драмы, еще есть секреты в изысканиях 40-х годов, так Ромм делал почти современность в начале 60-х. Чтоб его не прорабатывали насчет раскрытия секретов Родины, он изобразил неудачную попытку реакции, раскрыл характеры физиков и характер работы не кочегаров и не плотников. Героизм работы по-советски обычно заключается в одном - в нарушении техники безопасности. Два характера: один, Гусев-Баталов, сверхталантливый, нарушает ТБ потому что раньше думает о Родине. Другой, Куликов-Смоктуновский, тоже талантливый, но думает сначала о себе, боится за свою жизнь, видимо он ничего не откроет и будет склонен к администрированию. Степень гениальности творца 60-х идет в ногу с любовью к Родине. В обсуждаемом фильме мы видим события до 60-х, мозговой штурм ответа Америке. Характеры друзей разные. Тот, кто гусей дразнит, тот во все времена кандидат на нары.

Обратите внимание: Связь творчества и депрессии.

А у того, кто всех устраивает, как Муромцев, не бывает гениальных озарений. Они как две стороны медали, но одна из сторон больше блестит. Это блестит харизма Рубина. Мы не знаем, что такое харизма. То есть определить можем, но сделать намеренно, придать человеку такие качества мы не можем. Пока. Можем сделать блестящий пиар, но это будет внешнее, а во внутренней харизме есть волшебство. Это действие подсознания на подсознание, что пока невозможно изучать.

Так вот, экспериментатор должен быть здоров. После отсидки Рубин все еще здоров как бык. Но мозги его никак не включаются в работу наравне с товарищами. Это потому что потеряны годы в в агрессивно-примитивном окружении, где один человек только понимает, что Рубин не как все да и с ним не поговорить о проблемах физики. Ландау после года в тюрьме говорил, что еще два месяца и он бы умер. А Рубин по сценарию четыре года в лагере был. Он потерял энергетику творца. "Нельзя весь день лес валить, а потом думать о делении тяжелых ядер" Над этим иезуитски издевается посадивший его Берия, "так вы гений или не гений?".

"Мозг это инструмент, требующий постоянного упражнения, работай" - поучает Муромцев. Но у гениальности другие законы, прессовка ее пришибает как правило навеки. Действительно, если гениальность возникает в процессе работы, то работал бы Муромцев без Рубина и все бы у него получилось. А вот не получается. Нужна голова творца. А голова это психика, а не просто тыква. Голова творца это лабильная, уязвимая, нестабильная психика.

Друзья понимают, что надо встряхнуть товарища и устраивают ему встречу с Нильсом Бором. И когда Рубин общается с Бором, он не только общается с учителем, он психологически возвращается в состояние юности и тогда возвращается творческая способность.

Эврика! По законам фабрики грез Рубин моментально врубается в корень проблемы и гениально находит необходимое решение.

Почти в каждый кадр лезут наблюдающие военные. Кроме тех критических моментов, когда слишком опасно и они бы мешали. Наверное, так оно и было. С другой стороны, как в кино изобразить, сыграть слежку? Так и сделать, просто посадить в каждом кадре.

Михаил Ромм это наблюдение за учеными вставил на свадьбе, где агента КГБ играет Дуров, в разговорах обрывая то, что ему кажется опасным. В сериале "Выбор цели", с Бондарчуком старшим этого нет совсем, но что это художественная неправда, мы все понимаем. В фильме Ролана Жоффе, "Создатели тени" ("Толстяк и Малыш" второе название) 1989 года об американском варианте работы над бомбой тоже много военных, и американские ученые все время возмущаются, что их обыскивают, что допрашивают членов их семей, что им надоела прослушка, ведь они живут в закрытом городе. А наши-то молчат. На одинаковое профессиональное поведение военных противоположная реакция физиков конкурирующих стран. Фильм 2015 года "Манхэттен" вообще только о слежке и контроле. Чувствовать постоянное наблюдение действительно некомфортно. То, что Рубину грозят расстрелом при назначении продуктовых карточек никого из наших людей не удивляет. Отказаться в отличие от американцев было нельзя. Лизе Мейтнер и Эйнштейну можно отказаться от работы на войну, а нашим невозможно, расстрел или лагерь.

Я не собиралась описывать все слабые и хорошие стороны сериала, а тем более, технические подробности. Мне интересно было акцентировать ситуацию потери творческого потенциала и воссоздание его, что происходит на самом деле крайне редко. В смысле, прессовка часто, а восстановление после прессовки редко, почти никогда. Лет 10-15 назад я смотрела (еще по ТВ) интервью с российским офицером внешней разведки, это была женщина, причем красивая. Ее спросили, много ли секретов украли у нас перебежчики, она сказала нет, все это контролируемо. Но вот что не поддается контролю, это сами ядерные физики. Она сказала так "это люди, которые хотят заниматься только тем, чем они занимаются, чего бы им это не стоило". Поэтому когда Рубин в после получения результата говорит, что уедет на море и перестанет думать, это не похоже на гения. Но надо понимать, в какие условия поставлен и гений и человек.

Зрители выражают удовлетворение от того, что Берия наконец-то никого не насиловал. Рубин просил Берию за свою возлюбленную. Здесь вспоминается Булгаковская формула "Никогда ничего не просите". То, что Берия спросил адьютанта о женщине Рубина, многими воспринимается как благодеяние. Да, уж дадут так дадут сильные мира и догонят и еще дадут. На самом деле Берия и услал ее по этапу, где она погибла. Гениев всегда отличает чрезвычайная наивность.

Кто-то увидел в финале сопли, может самоубийство. А он просто ставил очередной эксперимент на себе. Ведь все мы атомарно развеемся во Вселенной.

Гений сделал свое дело, гений может уходить.

Фото из открытых источников сети, скриншоты кадров из фильма мои.

#сериал "Бомба" #тодоровский #ландау #психология творчества

Больше интересных статей здесь: Психология.

Источник статьи: Расстрел как стимулирующий фактор научного творчества..