Закрыть ☒

Ещё одна история любви, которую можно станцевать, седьмая

Увидеть вместе двух более несхожих людей было сложно. И всё же, они были парой, или не были? Этого не понимали ни они, ни их друзья, общих друзей, к слову, у них не было, — у них вообще не было ничего общего, в смысле, их ничего не объединяло.

Ещё одна история любви, которую можно станцевать, седьмая

Познакомились они в клубе. Она недурно танцевала, не училась нигде, так, просто хорошо двигалась. А он танцевал, самозабвенно, на него смотрели, но было понятно, что он приходит не знакомиться, ему никто не был нужен, он хотел только танцевать. Высокий, стройный, лицо вдохновенное, каким оно бывает у настоящих танцоров, движения могут быть сродни поэзии, одухотворенными.

Потом они встретились в другом клубе, третьем. Ну, как встретились? — совпали, пришли в одно место в одно время, по Станиславскому, и действие одно. Он опять танцевал, дух танцпола какой-то. Она тоже танцевала, знакомилась, но ей особенно никто не нравился, вот и выходило, что она ходит просто потанцевать. Хотя до него ей было далеко. Ходить на занятия танцами она не хотела, кто-то из её знакомых учился танцу живота, кто-то стучал каблуками фламенко — её устраивала возможность просто двигаться под музыку. Хорошая разрядка, а что?

Однажды он пошёл провожать её домой. К этому времени она уже знала, как его зовут — Сергей. Она слышала, как о нём говорили на танцполе. Он тоже знал, что её зовут Анна, и что она особенно ни с кем не знакомится.

О чём они разговаривали? Да ни о чём, как поступают незнакомые люди. Совсем уж незнакомыми их не назовёшь, всё-таки видели друг друга не один раз. И всё же странным казалось, что они вдруг оказались вместе, будто что-то, объясняющее этот факт, пропустили. Она никак не могла приноровиться к разговору, обычно, у неё хорошо получалось со словами — она что-то рассказывала, ей что-то рассказывали, находился повод посмеяться, воскликнуть «да ну», а тут даже зацепиться не за что, не о танцах же говорить. Он тоже был не особенно разговорчив, комментировал, что видел, сказал, что не любит метро, потом рассказал, что у дома, мимо которого они проходили, однажды отвалилась табличка. Номерами телефонов они не обменялись, но договорились встретиться.

Анна как-то вдруг неожиданно стала волноваться, как бы ничего не перепутать, стала переживать, не помешало бы чего вовремя прийти. Хотя, она знала, где его искать, но почему-то думалось, если они не встретятся на той скамейке в сквере, где договорились, больше не заговорят, и на танцполе опять окажутся незнакомыми людьми.

Когда она пришла, Сергей уже ждал её на скамейке. Он сказал, что в одном из студенческих общежитий сейчас танцуют. Действительно, там, куда они пришли, несколько человек танцевали на лестничной площадке. В следующий раз Сергей повел её на какую-то открытую летнюю площадку. Два раза они танцевали в кафе. Складывалось ощущение, что он вообще знал, где в городе танцуют. Иногда они кочевали с одного танцпола на другой. Иногда она сидела весь вечер за столиком. Тогда он, видя, что она скучает, говорил: познакомься с кем-нибудь, поговори. Она и знакомилась, потом случалась неловкая заминка, когда Сергей шёл её провожать, отваживая потенциального кавалера.

Как-то раз она освободилась и пришла раньше на двадцать минут на свидание. Сергей сидел на их скамейке и ждал её. Она начала оправдываться, что раньше закончились занятия, не хотелось выглядеть в его глазах, будто она боится опоздать, но он сказал, что всё нормально, и что ему нравится вот так сидеть и ждать её. Оказалось, он приходил за час до встречи.

Постепенно, все прежние поклонники Анны рассеялись, кто-то переметнулся к её подругам, кто-то потерял к ней интерес. Она и сама не понимала, что у неё за отношения с Сергеем. Им как-то удавалось объясняться без слов. В первый раз они поцеловались, будто случайно, на пробу, получится — не получится, и дальше Сергей указал ей на горящую алым неоном какую-то вывеску у аптеки, сердце что ли.

У нас отношения? — думала Анна, — но разве для отношений достаточно танцевать вместе, если она танцевать не особенно любит, а он все свободные вечера танцует. Что будет дальше? Как-то плохо представлялось, что они танцуют через пять лет. Одно радовало — теперь она не боялась опоздать. У неё уже был номер его телефона, но Сергей звонил, если на улице шёл дождь, и говорил, где ему удобнее ждать её.

Как-то они шли мимо фонтана, звучала музыка. Сергей спросил: «Ты танцуешь вальс?» Она кивнула. Он положил рюкзак на плитку, предложил ей руку. Прохожие диковато косились на пару, кружащуюся в вальсе вокруг фонтана.

Пусть всем нам повезёт в любви.

Уважаемые читатели, буду признательна, если напишете о впечатлении от рассказа.