Закрыть ☒

Книжный Голод. Страшный рассказ

Сергей Милушкин. Книжный Голод. Фото: Pixabay.com

Каждый рассказ, который вы читаете на моем сайте, многоуважаемые и терпеливые мои читатели, как правило, основан на тех или иных событиях, случившихся со мной, подсмотренных в жизни, услышанных или увиденных где-то поблизости.

История, которую вы сейчас прочтете, так или иначе основана на реальных событиях, произошедших после моего переезда в новую квартиру. Новая — здесь имеется ввиду — другая, не та, что была прежде, в смысле же года постройки жилье нельзя, конечно, назвать новым. Это была обычная хрущевка 1960 года постройки.

Квартира находилась на первом этаже, она мне понравилась, и вскоре я в нее заселился. Первоначальное предубеждение о том, что первый этаж — это плохо, вскоре сменилось восторгом от того, что теперь не нужно тащить велосипед на верхний этаж или вздыхать из-за сломанного лифта. К тому же напор воды на первом этаже всегда лучше и нет риска залить квартиру снизу.

Соседи оказались обычными с виду людьми. Слева проживал одноногий старик, справа — мужчина среднего возраста, очень полный, с тяжелой, свистящей одышкой. Его желтоватое, точно отлитое из воска лицо было каким-то неприятным, чужеродным, постоянно злобным. Он жил один и на первый взгляд не представлял особого интереса.

Однако, через несколько месяцев нашей тесной, в буквальном смысле слова жизни (ввиду общей тесноты хрущевки как таковой), во-первых, я потерял покой и сон по причине странных звуков, доносящихся со стороны правого обитателя. Звуки эти были зловещими, если можно так выразиться — однако это наиболее полно передает их содержание: точно сотня кузнечиков или десяток здоровенных крыс одновременно во что-то вгрызаются — сосредоточенно и настырно.

Бесчисленное количество раз за ночь я просыпался и вслушивался в этот хруст, леденея от ужаса и представляя, что эти полчища, возможно, сейчас прогрызают лаз в мое скромное жилище, чтобы в буквальном смысле слова сожрать меня заживо.

Я похудел, посерел, и теперь постоянно обнаруживал темные круги под глазами. К тому же я стал нервным и каким-то дерганным, чего ранее за мной не замечалось.

Сначала я подумал, что всему виной моя излишняя впечатлительность, но, когда однажды моя подруга согласилась у меня переночевать, наша любовная игра закончилась, не успев начаться. Услышав ЭТО, она сказала:

— Вызови мне такси прямо сейчас. Я не могу ЗДЕСЬ находиться.

Чуть позже я обнаружил, что с завидной периодичностью возле нашего подъезда останавливаются большие грузовые машины.

Минут пять-десять машина стоит. Затем к ней выходит полный, вечно обливающийся потом сосед из квартиры справа, перекидывается парой слов с шофером, тут же откуда-то из-под земли появляются несколько грузчиков, которые в полном молчании начинают выгружать аккуратно перевязанные коробки и заносить их в квартиру к толстяку.

Работают они споро, но без особого задора — как если бы эта деятельность их не сильно утруждала, но довольно прилично уже надоела.

Все бы ничего, мало ли чем человек занимается. Может быть, у него небольшой семейный бизнес или что-то, требующее постоянного подвоза сырья, материалов, расходных элементов.

Будучи писателем, я постоянно подмечаю такие детали и могу сам додумывать их прошлое и будущее, прослеживать, так сказать, потенциальную судьбу.

Однако, в данном случае даже мое богатое воображение было шокировано, когда я узнал, что же именно выгружают и заносят в маленькую однокомнатную квартиру эти хмурые грузчики.

Машина приходила, как я уже заметил, с завидной периодичностью, и это тоже не было какой-то большой проблемой за исключением того, что я ни разу не видел, чтобы из квартиры что-то выносили. Если сосед и покидал свое жилище, то только с пустой авоськой. Тяжело дыша, он спускался по лестнице первого этажа, бурчал что-то неразборчивое на мое приветствие и, переваливаясь с одного бока на другой, шел в магазин. Не знаю, я никогда не видел, чтобы он покупал что-то кроме газет.

Таким образом, десятки, если не сотни грузовиков исчезли в этой маленькой квартирке совершенно целиком и навсегда.

***

Приблизительно в середине июня пошли затяжные дожди. Велосипед пришлось поставить на прикол, но сидеть дома я не мог. В один из таких дней я надел ветровку, взял зонт и вышел из дома.

Огромные лужи перед подъездом были следствием никудышной ливневки — дом и все его коммуникации давно нуждались в капитальном ремонте, однако кто будет ремонтировать это старье — проще уж снести да построить новую многоэтажку.

В тот момент, когда я уже перебрался через самую широкую лужу и хотел было отправиться в путь, во двор зарулил большой темный грузовик с окрашенным в зеленую краску тентом, на котором огромными буквами было написано: «ГР ОПЕРЕ ОЗКИ. КРУГ ОС ТОЧНЫЙ ЗОВ».

Я вынул телефон из кармана, сверился с датой, потом незаметно сфотографировал машину. Иначе бы не вспомнил, какие именно были затерты буквы на надписи и был ли в этом какой-то смысл.

Летом забываешь о днях, числах и даже времени. Часто понятия не имеешь, какой сегодня день недели — воскресенье или же среда.

Я чертыхнулся, осознав, что неделя пролетела совершенно незаметно. Сегодня как раз срок, когда странный грузовик остановится у подъезда, откуда-то появятся грузчики и начнут словно муравьи таскать свою ношу.

Я остановился у края дома, незаметно наблюдая за событиями.

С каждым новым таким прибытием мое любопытство разгоралось все больше и больше.

Что они привозят? Куда девается содержимое грузовиков в конце концов, если учесть, что из квартиры никто ничего не выносит? Что вообще происходит?

Все эти вопросы мучили меня и днем, и ночью.

Я даже попытался задать вопрос соседу, когда мы как-то столкнулись на лестничной клетке и я едва протиснулся между его животом и стеной к своей двери.

— Добрый день, — сказал я.

— Бр… гр… хрхр… — ответил он.

Что ж. Недоброе начало, но я не сдавался.

— Погода сегодня не очень, — сказал я, глядя на его мокрые сандалии и белые, точно у покойника, ноги.

— Плохая, — буркнул сосед. Он остановился передохнуть возле почтовых ящиков, потому как даже подняться за один раз на первый этаж ему было тяжело.

Происходило это неделю назад. Как я понял, он только что встретил грузовик и теперь торопился домой, чтобы открыть дверь для грузчиков.

— О, ваша машина приехала, — сказал я как можно более беззаботно.

Он что-то злобно пробурчал и начал подыматься на этаж.

— Может быть, вам нужна помощь? Ну, в смысле, с этими коробками? Было бы быстрее, если бы я помог этим… ребятам…

На самом деле, цель у меня была довольно простая и эгоистичная — узнать, что в коробках.

Мужчина остановился и поднял на меня тяжелый взгляд. Я тут же пожалел о своем предложении.

— Мне не нужна помощь, — процедил он, задыхаясь. — Слышишь?

Я отступил на шаг.

— Как скажете. Я просто хотел помочь.

— Не нужно, — большой влажной ладонью он с силой хлопнул по стене, и я почти физически ощутил эту ладонь на своем лице.

Звук был такой, словно меня ударили.

— Ты же писатель? Вот иди и пиши! — бросил он мне и, отвернувшись, тронулся к своей квартире.

Я ничего не ответил и вышел из подъезда.

«Откуда он знает, что я — писатель?»

Сергей Милушкин. Книжный Голод. Фото: Pixabay.com

***

Машина замерла у огромной лужи.

Обратите внимание: История, рассказанная блондинкой.

Интересно, как они решат эту проблему? — подумал я, наблюдая из-за угла.

Тем временем, толстяк вышел из дома, окинул взглядом океан воды, расстилающийся перед подъездом, и громко выругался.

Потом он сделал знак водителю, чтобы тот развернулся и задом подъехал прямо к подъезду. Но тротуар был не настолько широк, чтобы большая грузовая машина смогла на нем разместиться, и водитель что-то крикнул из кабины.

Тем не менее, после десяти минут перепалки грузовик принялся юлить и крутиться и в конце концов, зарывшись передними колесами в грязи, сдал задом к подъезду. На мое счастье, подобраться вплотную ему не удалось — мешали деревья.

В результате, один грузчик залез в кузов машины, а второй встал у двери. Первому пришлось кидать перевязанные тюки, второй же ловил их и складывал в сухое место. Некоторое время, злобно шевеля губами, толстяк наблюдал за процессом, потом махнув рукой, направился к своей квартире.

И тут, грузчики допустили оплошность. Дверь, которую держал толстяк своей тушей, начала закрываться, а грузчик на земле попытался удержать ее открытой и отвлекся. Первый же не заметил этого и отправил груз в полет.

Я вышел из-за угла. Перевязанная коробка взмыла над землей и словно бы застыла. Грузчик на земле заметил ее слишком поздно.

— Стой, — закричал он во все горло, но было уже поздно.

Картонная и, вероятно, довольно тяжелая коробка с чавкающим звуком приземлилась в грязную взбаламученную колесами грузовика воду и разорвалась словно бомба, обдав удивленного грузчика холодными мутными брызгами.

Я замер.

Вот оно! То, чего я так ждал! То, что так давно хотел узнать!

Из разорвавшейся мокрой коробки, влекомые бурлящим течением выплывали разноцветные прямоугольники. Черные, зеленые, красные, оранжевые, сине-желтые и коричневые, палевые, белые, — двух-, трех- и даже четырёхцветные, большие и маленькие, толстые и тонкие, с надписями и без, — я смотрел на это чарующее представление и не мог поверить.

В мою сторону плыла целая флотилия самых разных книг. Те, что полегче — плыли быстрее, толстые книги оседали на дно и мешали плыть остальным.

Я оторопел.

Что же он делает со всеми этими книгами?! — повис в голове немой вопрос.

Тем временем, грузчики, осознав оплошность ринулись в воду, будто бы на кону стояла их жизнь. Они принялись выуживать книги, которые плыли в ревущем потоке, направляющемся к краю дома, — туда, где я стоял. Там он с грохотом обрушивался в решетчатую дыру и исчезал навсегда.

Вытаскивая книги из воды, они чуть не плакали. У меня даже проскочила мысль помочь им, но все же я не рискнул вмешиваться в эту странную затею. Минутой спустя, с водительского сиденья сорвался и водитель — в кроссовках он бросился помогать своим товарищам.

Тогда-то и появился злобный толстяк.

Живот его еще более раздулся. Теперь, чтобы протиснуться во входную дверь, ему пришлось покрутить талией — при этом одна из пуговиц на его рубашке с коротким рукавом, задев край железной двери — тут же отлетела в грязную воду.

Мужчина злобно выругался.

Грузчики застыли с опущенными в воду руками. Теперь они походили на вьетнамских крестьян, копошащихся на рисовых плантациях.

— Живее! Лови ее! — зарычал толстяк и с неожиданной ловкостью бросился в бурлящее течение.

Грузчики завозились с удвоенной энергией.

Когда последняя книга была выловлена, толстяк с почерневшим лицом скрылся восвояси. Молчаливые грузчики занесли остатки коробок и грузовик исчез.

К моим ногами прибило одну пожелтевшую страничку. Вероятно, она оторвалась от клеевого переплета. Я поднял ее и прочитал несколько строк:

«– Что же с ним случилось? – спросил арматор с видом явного облегчения. –Что случилось с нашим славным капитаном? – Он скончался. – Упал за борт? – Нет, умер от нервной горячки, в страшных мучениях»…

Кажется, это был Дюма. Да. Граф Монте-Кристо.

Всю ночь после этого случая за стеной раздавались сдавленные стоны и нескончаемый хруст. Десятки, сотни челюстей перемалывали, крошили, сжирали все на своем пути. Я пытался уснуть, но ничего не получалось. Ночь была влажной и жаркой. Около четырех или пяти утра, кажется, воцарилась тишина.

Уставший, обессиленный, я подошел к стене и приложил к ней ухо.

Я простоял минуту, вторую, в надежде что-то расслышать. Не знаю, что именно я хотел узнать. Может быть подтверждение того, что оставшаяся часть ночи будет спокойной. В этот момент что-то огромное и жуткое вгрызлось в стену прямо у моего лица. Я отпрянул — стена содрогнулась от удара. И новый удар! Рычание сменилось тоскливым воем, потом что-то обвалилось, упало — со всего размаха на пол и воцарилась тишина.

Мое сердце гулко стучало.

Едва дождавшись утра, я набрал номер хозяев квартиры и сказал, что съезжаю.

Они не выказали удивления, однако спросили, в чем причина моего поспешного отъезда. Ведь я снимал квартиру на длительный срок.

Я ответил, что первый этаж оказался не тем, что мне нужно.

Они сделали вид, что поверили.

В криминальной хронике через пару дней я прочитал, что на первом этаже дома на той улице, где я жил, был обнаружен труп мужчины средних лет. В заметке отмечалось, что полицию смутило, что квартира была абсолютно пуста — ни стульев, ни кроватей, ни даже газовой плиты.

В качестве причины смерти указывалось, что мужчина, судя по предварительным заключениям экспертов, умер от сильного истощения.

Закрыв сайт, на котором прочитал заметку, я посмотрел с балкона своей новой квартиры на двадцать шестом этаже. К аккуратному подъезду подъехал какой-то грузовик, и деловитые грузчики принялись выгружать аккуратно перевязанные коробки.

Я подался вперед, чтобы увидеть надпись на его зеленом тенте, но было слишком высоко.

***

Об авторе

Сергей Милушкин – писатель, автор романов "Фестиваль", "Заражение", "Майнеры", "Моя жена инопланетянка".

Романы Сергея Милушкина на ЛИТРЕС:

Роман "Заражение" ( Отчаянный журналист подмосковного портала, пытаясь спасти дочь, вступает в схватку с неизвестным вирусом).

Роман "Майнеры" ( Школьный учитель математики, испытывая бедственное финансовое положение, организует с одним из учеников нелегальную ферму по добыче криптовалюты в подвале обычной московской школы).

Еще по теме здесь: Истории.

Источник: Книжный Голод. Страшный рассказ.