Закрыть ☒

Навык первый. УЧИТЕСЬ НА ОПЫТЕ ДРУГИХ

В мире не существует такого животного, ни на воле, ни в зоопарке, которое было бы прирожденным оратором. В те периоды истории, когда публичные выступления считались изысканным искусством и требовали точного следования законам риторики и отточенности техники речи, родиться оратором было еще труднее. Сегодня мы говорим о публичном выступлении как о более расширенном виде беседы. Ушли в прошлое высокопарные выражения и громоподобный глас. За обеденным столом, в церкви, на телевидении и радио мы хотим слышать открытую речь, исполненную здравого смысла и посвященную идеям, которые оратор должен предложить, а не продиктовать нам.

Несмотря на то, в чем нас стараются убедить многие школы, умение выступать публично не является искусством для избранных, достичь которого можно только годами занятий постановкой голоса и овладения тайнами риторики. Я почти всю свою сознательную жизнь провел, обучая людей тому, как с легкостью научиться выступать перед аудиторией. Для этого всего лишь нужно следовать нескольким простым, но очень важным правилам. Когда я начал преподавать искусство публичного выступления на 125-й улице в Нью-Йорке, в офисе Союза молодых христиан в 1912 году, я знал не больше, чем мои первые слушатели. На своих первых семинарах я учил людей так, как учили меня самого в колледже Уорренсбурга, штат Миссури. Но очень скоро я обнаружил, что иду неверным путем. Я пытался обучать взрослых, умудренных в бизнесе людей так, словно они были желторотыми студентами. Я понял всю бесплодность попыток использовать Уэбстера, Бурка, Питта и О'Коннелла в качестве примеров для подражания. Участники моих семинаров хотели стать достаточно храбрыми, чтобы стоять перед аудиторией не на дрожащих ногах и делать четкий, ясный и убедительный доклад на деловом совещании. После того, как я пришел к этому выводу, я выбросил все книги, которыми пользовался раньше, и пришел в свой класс с несколькими простыми идеями. Я натаскивал своих слушателей до тех пор, пока они не научались Докладывать достаточно убедительно. И это сработало, потому что после этого они захотели научиться чему- то большему.

Мне хотелось бы иметь возможность процитировать вам то множество благодарственных писем, которые я получаю лично и которые получают мои представители во многих концах света. Эти письма приходят от руководителей промышленных предприятий, чьи имена постоянно упоминаются в деловом разделе «Нью-Йорк Тайме» и «Уолл-Стрит Джорнел», от губернаторов штатов и Членов парламентов, от президентов колледжей, от звезд шоу-бизнеса. Тысячи писем получаю я от домохозяек, министров, учителей, молодых мужчин и женщин, чьи имена еще не слишком на слуху даже в их собственном кругу, от руководителей и от их подчиненных, от рабочих, квалифицированных и не очень, от студентов и деловых женщин. Все эти люди чувствуют потребность обрести уверенность в себе и научиться понятно выражать собственные мысли перед лицом окружающих. Они настолько счастливы, что смогли добиться цели, что выкроили минутку и написали мне письма благодарности.

Когда я начал писать эту главу, то из тысяч примеров мне на ум пришел один случай, который произвел на меня в свое время неизгладимое впечатление. Несколько лет назад мистер Д. В. Джент, преуспевающий бизнесмен из Филадельфии, недавно ставший участником моих семинаров, пригласил меня на ленч. Он доверительно наклонился ко мне через стол и сказал: «Я всю жизнь уклонялся от любой возможности выступать публично, мистер Карнеги, а возможностей таких было немало. Но теперь меня избрали председателем Совета попечителей колледжа. Я должен вести собрания заседания. Как вы думаете, мне удастся научиться выступать публично в таком солидном возрасте?»

Основываясь на своем опыте работы с людьми, находящимися в подобных ситуациях, я заверил его, что не сомневаюсь в том, что он добьется успеха.

Примерно через три года после этого разговора мы снова обедали вместе в клубе промышленников. Мы сидели в той же самой комнате и за тем же столиком, что и во время нашей первой встречи. Напомнив мистеру Дженту о нашем первом разговоре, я спросил его, сбылись ли мои предсказания. Он улыбнулся, достал из кармана красную записную книжку и показал мне расписание своих выступлений на ближайшие несколько месяцев. «Способность выступать на всех этих мероприятиях, — сказал он, — удовольствие, которое я получаю во время выступления, и та польза, которую я могу приносить обществу, — это самая большая радость моей жизни».

Но это еще не все. С чувством законной гордости мистер Джент выложил передо мной «козырного туза». Его церковная община пригласила премьер-министра Англии выступить на собрании в Филадельфии. И мистеру Дженту поручили представить аудитории этого выдающегося государственного деятеля, который не часто посещает Соединенные Штаты.

Передо мной сидел тот самый человек, который всего три года назад спрашивал меня, сможет ли он научиться выступать публично!

Приведу еще один пример. Ныне покойный Дэвид М. Гудрич, председатель Совета компании «Б. Ф. Гудрич», однажды пришел в мой офис. «Все свою жизнь, — сказал он мне, — я не мог разговаривать с другими людьми, не цепенея от ужаса. Будучи председателем совета, мне приходится вести заседания. Я близко знаком со всеми членами совета, и мне совсем не трудно разговаривать с ними, когда мы сидим за круглым столом. Но стоит лишь встать, и я прихожу в настоящий ужас. Я просто не могу связать пары слов. И так продолжается много лет. Я не верю, что вам удастся помочь мне. Моя проблема слишком серьезна. Это тянется уже слишком долго».

«Прекрасно, — ответил я, — если вы не верите, что я могу что-нибудь сделать для вас, то зачем же вы пришли ко мне?».

«Только по одной простой причине, — сказал этот человек. — У меня есть бухгалтер, который ведет мои личные счета. Это застенчивый человек. Чтобы попасть в свою" комнату, ему приходится проходить через мой кабинет. Он много лет проскальзывал по кабинету, уткнувшись взглядом в пол и не говоря ни слова. Но за последнее время мой бухгалтер изменился. Он входит в мой кабинет с высоко поднятой головой, с блестящими глазами. Он говорит мне: «Доброе утро, мистер Гудрич», — и его слова звучат уверенно и энергично. Перемена в этом человеке поразила меня. И я спросил его: «Что с вами произошло?» Он рассказал мне о вашем семинаре. Перемена, произошедшая с этим застенчивым маленьким человеком, была столь разительна, что я решил прийти к вам сам».

Я объяснил мистеру Гудричу, что если он будет регулярно посещать мои семинары и выполнять все то, что от него потребуется, то в течение нескольких недель он научится прекрасно владеть аудиторией.

«Если вам это удастся, — сказал он, — я буду счастливейшим человеком на свете!»

Он пришел на мой семинар, добился феноменальных успехов, и через три месяца я пригласил его прийти на собрание в отеле «Астор», где должны были присутствовать три тысячи человек, и расска-зать о том, чего он добился благодаря нашему курсу. Он извинился, что не может прийти — на это время у него была назначена деловая встреча. Но на следующий день мистер Гудрич перезвонил мне. «Я хочу извиниться перед вами, — сказал он. — Я отменил свою встречу. Я ваш должник, поэтому я обязательно приду на собрание и расскажу о том, чего смог добиться благодаря вашему курсу. Я сделаю это с надеждой на то, что моя история вдохновит кого-нибудь из присутствующих преодолеть свои страхи, которые разрушают их жизни».

Я просил его всего о двухминутном выступлении. Этот человек говорил перед тремя тысячами слушателей целых одиннадцать минут.

И за время своей работы я был свидетелем тысяч подобных чудес. Я видел мужчин и женщин, чья жизнь благодаря этим занятиям радикально изменялась. Многие из них добились такого продвижения по службе, о котором и не мечтали, достигли невероятных высот в бизнесе, профессии, в обществе. Иногда это происходило всего лишь благодаря одному только выступлению, но в нужное время и в нужном месте. Хочу рассказать вам историю Марио Лацо.

Несколько лет назад я получил телеграмму с Кубы, которая меня очень удивила. Она гласила: «Если вы не дадите мне отбой, я вылетаю в Нью-Йорк, чтобы научиться выступать публично». И подпись: «Марио Лацо». Кто такой этот Марио Лацо? Я никогда раньше о нем не слышал.

Когда мистер Лацо прилетел в Нью-Йорк, он сказал: «Гаванский сельский клуб собирается отпраздновать юбилей своего основателя, а я должен буду вручить юбиляру серебряный кубок и сделать основной доклад. Хотя я адвокат, но никогда в жизни не выступал публично. Я просто в ужасе от одной этой мысли. Если я провалюсь, то это убьет мою жену и плохо отразится на моей деловой репутации. Вот почему я прилетел с Кубы и прошу у вас помощи. У меня есть всего три недели».

За эти три недели Марио Лацо переходил с одного уровня на другой, каждый день выступая по три-четыре раза. Через три недели он выступил на заседании гаванского сельского клуба, и речь его была настолько блестящей, что даже журнал «Тайм» отметил ее в разделе международных новостей и назвал Марио Лацо «среброголосым оратором».

Звучит невероятно, не правда ли? Это действительно чудо — чудо преодоления страха в двадцатом веке.