Закрыть ☒

Пятое. ИСПОЛЬЗУЙТЕ ВИЗУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

Нервы, идущие к мозгу от глаз, гораздо важнее, чем те, что идут от ушей. Наука доказала, что посредством зрения мы получаем в двадцать пять раз больше информации, чем посредством слуха.

Старинная японская пословица гласит: «Один раз увидеть лучше, чем сто раз услышать».

Поэтому если вы хотите, чтобы вас поняли, иллюстрируйте свои доводы, сделайте свои идеи зримыми. Таков был план Джона Г. Паттерсона, основателя финансовой компании. В статье журнала» он писал: «Я ПОНЯЛ, что для того, чтобы быть понятым и выслушанным со вниманием, нельзя полагаться только на речь. Необходимо драматическое дополнение. Если это возможно, то лучше всего пользоваться иллюстрациями, демонстрирующими правильный и неправильный исход, диаграммы более убедительны, чем слова, а рисунки еще более убедительны, чем диаграммы. Идеальная презентация товара — это иллюстрация каждого раздела выступления. Слова должны быть всего лишь связующим звеном. Я очень рано понял, что, общаясь с людьми, лучше полагаться на рисунки и схемы, а не на слова».

Если вы используете схему или диаграмму, убедитесь, что ее видно со всех мест зрительного зала. Не увлекайтесь схемами. Слишком большое их количество утомляет слушателей. Если вы рисуете диаграммы в процессе выступления, рисуйте их быстро и не слишком тщательно. Слушателям неинтересны ваши изобразительные таланты. Используйте сокращения, пишите крупно и разборчиво. Не переставайте говорить во время рисования. Обязательно поворачивайтесь к аудитории, когда рисунок закончен.

Если вы используете наглядные пособия, следуйте моим советам. И внимание публики вам обеспечено.

1. Не показывайте наглядных материалов раньше времени.

2. Наглядные пособия должны быть достаточно велики, чтобы их было видно с последнего ряда. Если кто-то не рассмотрит ваших рисунков, он ничего не сможет понять.

3. Никогда не пускайте наглядных пособий по рядам во время выступления. Зачем устраивать соревнование?

4. Когда вы показываете наглядное пособие, разместите его так, чтобы слушателям было хорошо видно.

5. Помните, одно механически двигающееся пособие стоит десяти статичных. Если это возможно, пользуйтесь именно такими средствами.

6. Не смотрите на наглядное пособие во время выступления — вы говорите для аудитории, а не для листа ватмана.

7. Если пособие вам больше не нужно, уберите его, чтобы оно не отвлекало слушателей.

Если ваше пособие — нечто вроде «черного ящика», поместите его на столе возле себя. В процессе выступления постоянно говорите о нем, чтобы возбудить любопытство, — но не говорите, что находится в ящике: А затем, когда вы готовы, можете открыть его — вам обеспечено любопытство, интерес и внимание.

...Визуальные средства становятся все более и более популярными. Они делают выступление более ясным и понятным для слушателей. Нет лучшего способа убедиться в том, что аудитория поймет ваши слова, чем выйти на сцену и показать все, что вы хотели рассказать.

Два американских президента, большие мастера в ораторском искусстве, говорили, что способность ясно выражать Свои мысли приобретается тренировкой и дисциплиной. По словам Линкольна, мы должны стремиться к ясности. О том, как он развил в себе это стремление еще в молодости, Линкольн рассказал доктору Гулливеру, президенту колледжа Нокса.

«Одно из моих самых ранний воспоминаний — это раздражение, которое я испытывал, когда кто-либо разговаривал со мной непонятным языком. Не думаю, что тогда я был способен сердиться на что-нибудь еще. Но это всегда раздражало меня и продолжает раздражать до сих пор. Я помню, как пришел в свою спальню, услышав разговор нашего соседа с моим отцом, и почти всю ночь пытался понять, о чем же они говорили. Я не мог уснуть, я снова и снова пытался уловить хоть какой-нибудь смысл в их разговоре. Я повторял их слова снова и снова, пытался перевести их на понятный мне язык. Это стало моей страстью, я продолжаю так поступать до сих пор».

Другой выдающийся президент, Вудро Вильсон, написал слова, которые как нельзя лучше подходят для завершения этой главы:

«Мой отец был человеком выдающейся интеллектуальной энергии. Я многому научился именно от него. Он был нетерпим к неопределенности. Как только я научился писать и до его смерти в 1903 году в возрасте восьмидесяти одного года, я показывал все написанное мной ему.

Он заставлял меня читать вслух, что мне всегда не нравилось. И он постоянно останавливал меня. «Что ты хотел этим сказать?» — спрашивал он. Я объяснял более просто, чем написал. «Почему же ты так и не написал? — продолжал приставать он. — Не разбрасывайся, не старайся объять необъятное, пиши и говори именно то, что хотел выразить».