Закрыть ☒

Обновка

Обновка

– Конечно, если тебе ничего не нравится из того, что продают в магазине, и ты такое носить не будешь ни за что, то надо купить ткань и заказать пальто в ателье. Потому что уже невозможно просто, – сказала мама Рите Зуевой. – Куртка твоя уж больно детская. Ты её купила в седьмом классе! Сколько лет-то прошло!​

Мама считала, что семнадцатилетнему человеку, который к тому же студент, не к лицу ходить в японской куртке 42-го размера.

Рита, напротив, была убеждена, что куртка выглядит вполне прилично. Девушке трудно было с ней расстаться, уж очень напоминала чудо история её покупки. Досталась она Рите совершенно случайно. В свободной продаже таких вещей не было.

По пути домой из школы Рита ни разу не прошла мимо универмага. Его как будто специально построили в самом центре посёлка, на перекрёстке Ленинской и Советской – невозможно обойти, ноги сами туда несут. После школы, как обычно, Рита совершила обход секции готовой одежды, где ничего не привлекло её внимание. На деревянных плечиках болтались уродливые пальто-мешки, унылые, бесформенные, способные вмиг превратить в старуху любую девушку.


И тут Рита увидела, что из плотно висящей на кронштейне всякой ерунды непонятных оттенков наружу торчит рукав из тонкой болоньи цвета сочной травы. Рите нравился зелёный цвет. Он поднимает настроение. Рита потянула за рукав, и с плечиков соскользнула куртка – нереальной красоты по сравнению с её окружением, невесомая, хотя и утеплённая. Как она затесалась среди драповых уродцев, непонятно.
Рука Риты потянулась к ценнику. Нормальная цена. Не заоблачная. Сразу – в примерочную. Нужен 44-й размер. Наверное, куртка 42-го размера будет мала. Нет. Рита покрутилась перед зеркалом. Отлично сидит.​
– До вечера отложите?
– Только до вечера! – улыбается продавщица.​

Случается же такое фантастическое везение! Нужная сумма у мамы нашлась, и вечером, перед самым закрытием универмага, Рита стала до беспамятства счастливой обладательницей японской куртки. Потом, правда, выяснилось, что курток таких в посёлке несколько, но от этого Ритина любовь не уменьшилась. Хотя удивление осталось. Вот как так, а? В магазине их не продают, а люди носят. Где берут?​ Феномен советской торговли.

Рита носила это изумрудное чудо, по маминому выражению, и в хвост и в гриву. И с джинсами, и со школьным платьем, и в школу, и в поход, и на субботники – три года, даже дольше. И вот после поступления в институт, с первого курса, ещё с осени, мама заняла твёрдую позицию: «Тебе нужно демисезонное пальто!» Осенью ей не удалось пронять Риту. А весной, когда дочь купила невероятное польское платье (спасибо Людмиле Бессоновой, продавщице универмага, соседке Риты по общежитию), вопрос приобретения пальто встал со всей остротой. С таким модным платьем невозможно носить куртку. Платье классическое, а куртка – вообще не из той оперы.

Начались походы по магазинам Уссурийска, выбор ткани и фасона. Долго Рита морочилась с выбором цвета. В итоге купила чёрную ткань «Хакасия» – плотную и мягкую в то же время, почти без ворса. И вот наконец забрала пальто из ателье – пахнущее шерстью, на атласной подкладке стального цвета.

Никогда у Риты не было взрослого собственного нового пальто. Она не осмелилась в нём пойти сразу из ателье, хотя портниха предложила. Следовало к нему привыкнуть.

В общежитии зеркало среднее. Рита стащила его со стены, поставила на кровать. Ну, вот, всё видно. Как же ей нравится пальто! Кокетка, прорезные карманы, летящий силуэт «трапеция». Романтическая девушка.

Жаль, что мало денег осталось, а стипендия только через два дня. Если бы у Риты было хоть несколько пятнадцатикопеечных монет,​ она бы в тот же вечер позвонила домой с междугородного автомата –рассказать маме подробности. Всё-таки сбылась мамина мечта.

Рита жила в общежитии, но не в студенческом (это отдельная история). Вечером пришла с работы Люба, соседка по комнате. Она работала в стройтресте.​
– Шикарное пальто! – оценила Люба. – Конечно, надо маме срочно позвонить, обрадуется же!
– У меня денег совсем мало.​
– У меня тоже мало, я не могу тебе сейчас одолжить, зато у меня есть идея, – Люба загадочно улыбнулась.

Оказалось, в стройтресте, где она работала, в красном уголке стоял телефон, по чьему-то недосмотру подключённый к межгороду. Сотрудники об этом знали, и украдкой в обеденный перерыв или после работы звонили по всей стране родственникам и знакомым.​
– А сейчас вечер, уже все ушли. Там только сторож, – он на первом этаже. Пошли! – уговаривала Люба.
– А он нас пустит? – засомневалась Рита. – Он же меня не знает.
– Пустит, куда он денется, ты же со мной. А меня он знает, – убеждённо сказала Люба. – Я ему скажу, что ключи от комнаты забыла и домой попасть не могу.

***
На дело пошли после восьми вечера. По дороге Рита всё сомневалась, пропустит ли сторож их обеих. В принципе, Рита могла попросить Любу, чтобы та позвонила маме и рассказала новость. Но Рите не хотелось перепоручать Любе такое важное сообщение, как приобретение пальто.

Всё обошлось. Сторож, небритый мужичок с помятым лицом, пил чай и слушал трансляцию футбольного матча по радио в маленькой комнатке при входе в двухэтажное здание конторы. На Любино приветствие он кивнул, махнул рукой, дескать, идите.
Как удачно всё обошлось, радовались Люба с Ритой, бегом поднимаясь по лестнице на второй этаж. Дверь в красный уголок оказалась закрытой.​
– Ничего, я знаю, где ключ! – обнадёжила Люба и исчезла, а Рита осталась в плохо освещённом коридоре, пропахшем табачным дымом и старым деревом.
В торце узкого коридора было окно. Оттуда падал свет. Рита приблизилась: окно выходило на освещённую несколькими фонарями территорию треста. Под фонарями поблёскивали кабины грузовых машин.

– Вот! – громким шёпотом произнесла запыхавшаяся Люба. – Нашла!
Она вставила ключ в замочную скважину и легко открыла дверь. Девушки вошли внутрь, после чего Люба щёлкнула выключателем и сразу закрыла дверь, чтобы свет из красного уголка не проникал в коридор – вдруг сторож вздумает подняться на второй этаж.
Рита набрала восьмёрку. Надо было дождаться долгого гудка, а уж потом набирать код посёлка и номер. Гудки были короткие. Рита набирала цифру «восемь» несколько раз подряд – всё бесполезно.
– Люб, может, отключили межгород?
– Да быть не может! – Только сегодня в обед девчонки звонили в Красноярск. Дай я попробую.

Люба решительно вырвала у Риты трубку. Но и её попытки были безуспешными. Посовещавшись, девушки решили ретироваться, пока сторож не застал их на месте преступления.
Странно, но когда они спустились по лестнице и прошмыгнули мимо раскрытой двери комнатки сторожа, его на месте не оказалось.​
– Где это он, интересно? – спросила Рита, когда вышли на улицу.​
– Территорию обходит, наверное. Пошли, нам туда, к воротам, – и Люба потянула её за руку в сторону больших ворот, рядом с которыми была калитка.

К вечеру подморозило, грязные мартовские лужи, подёрнутые ледком, хрустели под ногами. Хорошо, что Рита в новом пальто. В куртке бы окоченела.
Девушки прошли уже половину пути по двору, как вдруг сзади послышался топот. Рита с Любой не успели ничего сказать друг другу, но обе обернулись, думая, что это сторож их догоняет. Но сразу же услышали злобный лай.
За ними мчалась целая свора собак​ – пять или шесть.​
– Бежим! – заорала Люба и припустила к воротам. – Он собак выпустил!
Девушки побежали, не разбирая луж. Рите очень мешали полы длинного пальто, она даже пожалела, что зря не надела куртку. Люба уже приблизилась к воротам, выскочила за калитку и, захлопнув её за собой, закричала:
– Быстрей!
Лай стал тише, казалось, что собаки отстали. Сердце Риты колотилось где-то в горле. Наконец она добежала и уже ухватилась за прутья металлической калитки, как вдруг почувствовала прыжок и услышала хриплый лай прямо у себя за спиной. Пола пальто натянулась, послышался треск ткани.
– Мамочка! – заорала Рита, вцепилась в металлические прутья и в один скачок оказалась по другую сторону калитки, которая чуть было не прихлопнула оскаленную собачью морду.
Ещё несколько минут они с Любой удерживали калитку, за которой бесновался крупный пёс – помесь дворняги с овчаркой. Теперь девушки его рассмотрели.
Из глубины двора послышался голос сторожа:
– Байкал, чего ты там? Байкал! Сюда!
Сторож стоял под фонарём и, приложив ладонь козырьком, всматривался в темноту. Фонарь у ворот не работал. Вряд ли со света сторож видел девушек.
Пёс, всё ещё захлёбываясь лаем, нехотя отошёл от калитки. Он направился на голос сторожа, в центр двора, но по пути оглядывался и злобно рычал.

Только когда собака оказалась вблизи сторожа, Рита и Люба разжали пальцы и пустились бежать по тротуару вдоль ограды стройтреста. Снова, услышав топот, залились лаем собаки. Но теперь они были​ не страшны.
Под фонарём Люба осмотрела Ритино новое пальто.
– Он вырвал целый клок! – прошептала Люба. – Новое пальто! Какой ужас!​

***
Клок был вырван не до конца, а довольно художественно: в виде буквы «П». Что само по себе способно навеять некоторые ассоциации.​


Вот так незатейливо жизнь научила Риту, что даром ничего не достаётся, а если кажется, что может достаться, то в итоге вместо выгоды можно получить пшик, а потерять гораздо больше.

* Об этой же главной героине рассказы:

"Врагиня". Рассказ здесь

Больше интересных статей здесь: Истории.

Источник статьи: Обновка.