Закрыть ☒

Заключенные решили поиздеваться над стариком в камере. Но, они еще не догадывались, чем им это обернется

В который раз Ростислав пересчитывал царапины на стене. Больше в камере заниматься особо нечем было. Двое других – Матвей, 40 летний качок, и Сергей Сергеевич, преподаватель на пенсии, не любили вести светские беседы. Матвей вообще по жизни в основном молчал, как казалось Ростиславу, а Сергея Сергеевича только тронь, как начнет умничать и ставить из себя профессора, поучающего нерадивого студента.

Только обеденное время прошло. Молодой парень, как говорится, налаживал жирок. Вообще устал от тишины, но повода для разговоров не находил. Тут дверь тюремной камеры открылась и зашел старенький дедушка. Парень оживился. Вот он, повод размять кости языка без ущерба для интеллекта.

Сокамерники только недовольно покосились на деда. Отдать ему честь и встать с кровати не спешили. Ростислав подскочил с кровати и, подойдя к новенькому впритык, окинул взглядом с ног до головы джинсы и джинсовый пиджак дедушки.

- Дым есть, дедуль? - спросил он.

Вошедший молча осматривался. Ещё один сам себе на уме, подумал Ростислав.

- Ивиняюсь, не расслышал.

Молодой человек представил своё ухо к лицу деда.

- Вы сказали, что нет или что-то более неприличное? - Ухмыльнулся Ростислав.

- Кажется, мне нужно доктора. Я что-то стал плохо слышать.

- Отстань от деда, - Спокойно попросил Матвей.

Голос у него всегда спокойный, но врезать может хорошо. Быстро поставит всех на место, если будет желание. Только желание у него редко когда возникает. Его адвокат активно защитой занимается. Суд скоро обещает условным отделаться. Мужчина не хочет себе срока добавлять за разборки в камере.

- Я не пристаю, а просто интересуюсь. - Огрызнулся Ростислав. - Может есть лишняя.

- Могу помочь утилизировать. – Сказал профессор.

- От количества букв смысл не меняется, - Заметил Ростислав, пока молодой парень спорил с сокамерниками.

Дедушка продолжал молчать. Его особо не интересовали претензии к нему. Он просто осматривал камеру. Всего три кровати, все заняты, три стула, стол и отхожее место. Пожилой мужчина направился к стулу. Ему преградил путь парень:

- Куда это мы?

Дедушка пожал плечами и не заинтересованно начал рассматривать стены. Ростислав, которому лет 25 был морщинистым, дедушке во внуки годился. Вроде как молодым уважать людей в возрасте нужно, а этот дерзок не по годам. С высока с презрением на деда смотрит и чувство своего превосходства, поддевает новичка со скуки. Он-то здесь не первый день сидит. Развлечениями тюрьма похвастаться не может, а такую возможность грех не использовать.

- Может дверью ошибся, дедушка? - Парень обошел старика несколько раз, оценивая его внешность, и добавил. – А в пиджачок одели как будто в кино намылились, но если есть желание, то можем главным актером вас принять. Танцевать или петь? Что умеете? - Ростислав засмеялся и изобразил перед дедом несколько танцевальных пируэтов.

Двое сокамерников приветствовать новенького не спешили. Вставать с кровати не очень желали. Может боялись, что займет старик чье-то место, ведь три койки никак по-другому

на четверых не делятся. Ростислав это лучше других понимал, поэтому и доставал старика.

- Отстань от деда, говорю! - Снова повторился Матвей.

- Сдался мне этот старик… - Фыркнул молодой человек. - Как будто мне больше всех нужно. Интересно, ложить куда его?

- Класть. - Снова поправил профессор.

- Хоть класть, хоть ложить, а это койка занята. - Уточнил Ростислав, показывая на свою кровать.

- Располагайся, отец. - Матвей сел на кровати и показал возле себя место. - В тесноте да не в обиде.

Старик неохотно сделал шаг в сторону Матвея, но молодой парень снова загородил дорогу грудью.

- Пусть сначала за себя расскажет, кто он по жизни. - Не унимался он.

Парень вовсе не считал что разницу в возрасте заключенного внушительной.

- То ему послабление какие-то должны быть. Просто так в тюрьму не сажают. Раз попал старик, значит заслужил, а что сделал в жизни, очень интересный вопрос. Может он тот, для кого нужно его мыло специально ронять или опасный человек, который положил топу, мы же не знаем. С таким человеком за одним столом сидеть? Спасибо, не нужно. Такие божьи одуванчики только с виду безобидны, а что у него на уме одному Богу известно.

- Ты кто по масти? - Кивнул старику парень. - За что сюда попал?

Дедушка окинул молодого человека печальным взглядом, но отвечать не стал. Думал, как лучше ответить, чтобы не нарваться на неприятности. Ввидать в первый раз угораздило его на старости лет попасть в такое место. Ростислав продолжил свой допрос:

- Ответь на интерес: Есть два стула: на одном пики точёные, на другом (все мы слышали эту загадку).

- Отстань от деда. - Уже громче потребовал Матвей.

- Да подожди ты, - Отмахнулся Ростислав. - Может он из этих? - Парень ехидно улыбнулся, явно намекая.

- Замолчи ты уже. - Прервал его Матвей. - Отстань от человека.

- Ему итак несладко, а ты его донимаешь. - Согласился профессор, так как пожилой мужчина ничего в свое оправдание не говорил.

Ростислав снова продолжил:

- Вот видите, молчит, а молчание знак согласия.

- Детский сад. - Покачал головой Матвей.

- У нас таким место в углу возле туалета.

Парень вытащил из-под матраса журнал и кинул его на пол. Там ты будешь спать, кукарекать будешь. - Он засмеялся. – И ложка дырявая есть. Ответь что-нибудь, отец.

Матвей встал и оттолкнул Ростислава от дедушки.

- Если это правда, то мы не сможем сидеть с тобой за одним столом, если это правда, то слух распустится, а там найдут его любители этого дела. - Продолжал смеяться молодой человек.

Его улыбка резко сползла с лица, когда дверь камеры открылась вновь. Зашел мужчина в форме и обратился к пожилому мужчине:

- Аркадий Семёнович, может хватит вам? Давайте я отвезу вас домой.

Ростислав как будто поджав хвост тихо ретировался на свою кровать и вжал голову в плечи. Смеяться уже не хотелось. Матвей покачал головой, глядя на молодого

сокамерника. Он-то уже давно в жизни понял, что плевать в любой колодец не стоит. Не знаешь, откуда доведется воду пить. Не разобравшись наезжать на старика, это ошибки молодых. Он же предпочитал сначала разобраться.

Заключенные с интересом наблюдали за происходящим.

- Всё нормально, иди, Володя. - Наконец-то заговорил старик и с грустью улыбнулся. - Меня тут кукаретиком назначили.

Дедушка оглядывал заключенных, а те сидели с разинутыми ртами.

В общем, пожилой мужчина на уговоры большого начальника не согласился и решил остаться в камере. По-дружески названный стариком, Володя был генерал-майором и ему пришлось уступить Аркадию Семёновичу и уговорить начальника оставить дедушку в тюрьме. Мест для новенького на данный момент не было и пришлось его подселить в эту камеру к троим заключенным.

Начальство рассчитывало, что Аркадий Семёнович немного побудет там и вернется домой, но тот уперся. В конце концов сотрудники решили, что разберутся между собой заключенные, а если будут наезжать на дедушку, в обиду не дадут.

Когда в камере остались только заключенные, дедушка наконец прошёл и сел на стул. Ростислав подскочил и сразу убрал свои вещи со шконки.

- Вы это, - запинаясь началу, - давайте это. Он жестом показал, чтобы дедушка занимал его койку.

-Ты ещё молодой, береги здоровье. - Отказался дедушка.

Он взял матрас, осмотрелся и, выбрав удобное место, расположился на полу. Сокамерники тоже попытались отговорить деда лежать на полу, но тот был непреклонен. Ростислав неуклюже извинился и попросил дедушку рассказать, что все это значит.

Аркадий Семёнович не спеша начал рассказывать. Оказалось, что он сам пришел в полицейский участок с повинной. Преступление с его слов было страшным. Не уберег он свою жену.

Обратите внимание: Убегая от мужа, прыгнула в первую попавшуюся машину, даже не подозревая, чем ей это обернется.

За последний год она сильно сдала. Стала забывать, часто путаться в местах.

Аркадий Семёнович понимал, что из-за болезни теряет она рассудок. Врачи помочь ничем не могли, но супруга не всегда была не в себе.

Бывали провалы, а бывало и понимала всё. Пожилой мужчина надеялся, что все не так плохо, можно справиться с этой бедой. Продолжали они жить как обычно и однажды, когда он пошел в магазин, женщина того самого из окна. Пожилой мужчина винил себя в том, что не уследил. Он же знал, что она не всегда понимает, что делает и ничего не предпринял, чтобы в доме создать условия безопасности.

Оставаться дома совесть ему не позволяла. Состава преступления конечно никакого не было. Ему объясняли, что жена была стара, болезнь взяла свое, но Аркадий Семёнович не мог себя простить, да и дома оставаться после этого не мог. Как в полиции ему сказали, что дело на него заводить не будут, он пошел прямиком в сизо. Сам здесь раньше начальником работал, не смогли отказать бывшему начальнику сотрудники тюрьмы, пришлось удовлетворить его просьбу и посадить в клетку.

Заключенные с сочувствием смотрели на дедушку, ведь по сути никакой его вины нет. Если суждено отойти, то как бы ты ни оберегал человека, а на ровном месте оступиться и конец придет. Бывший начальник всегда все по совести делал и сейчас считал себя виноватым, а значит нужно наказать. Если система отказывается принимать его с повинной, то сам накажу себя.

Ростислав налил дедушке чефира, сел рядом с ним на пол и слушал его раскаяние. Профессор, которого за взятки посадили, порывов деда не понимал. Он считал, что в таком обществе как наше жить по-честному невозможно.

Матвей же по своей привычке не сильно лез с общением. Дедушка несколько дней сидел в камере, особого внимания к нему от сотрудников не было. Он это пресёк в самом начале. Сказал, что будет сидеть как обычный заключенный. Молодой сокамерник с ним часто беседовал.

Ростислав, который хотел казаться дерзким, был не таким уж и страшным. Защищался так от общества. Он тоже поддерживал профессора, что если не ты, то тебя. Кроме того старался первым нападать и показывать свою крутизну, чтоб неповадно было кому-нибудь сделать ему плохо.

Ростислав в свою историю рассказал, что по синьке жену поколотил. Он принял хорошо. еще рвался. Она его отговаривала, запрещала брать добавки. Он со злости накинулся на неё, а соседи помогли им в семейных разборках - полицию вызвали.

- Сам не знаю, что нашло, - сокрушался молодой человек, - мне бы еще одну и спокойно заснул бы, а она ругаться стала, говорить, что где 1, там еще одна, а потом ещё и ещё и от былого мужа ничего не останется. Ну я же не заядлый, а так, иногда могу, а она сразу кричать стала. Я давно научился видеть разницу.

- Знаешь какая разница? - Парень отрицательно покачал головой. Никакой разницы нет. Когда говоришь себе, что еще одну и ничего страшного, то это уже страшно, что не можешь остановиться.

- Я же не каждый день. - Защищался Ростислав. - А что делать, если работы никакой нет толком? Ничего нельзя найти или разводка или пахать с утра до ночи за копейки. Так лучше сидеть дома и того самого, чем искать работу.

Усмехнулся дедушка:

- Вы, молодые, интересные люди. Думаете вам всё и сразу преподнесут? Начинать трудно всегда, только на всякую ерунду нетрудно пасть. Там ума большого не нужно. Сейчас думаешь, что молодой, можно поваляться с колбой, это молодость. Не успеешь глазом моргнуть, как за 40 перешагнет, а ты так и останешься без навыков только с растопыренными карманами, когда туда кто-то что-то положит. Жена-то работает, а ты что?

Молодой человек отвернулся, чтоб на деда не смотреть.

- Она кассиром, а всех берут кассирами. Я не пойду за кассу. Там надо людям улыбаться и вежливо разговаривать. Это она всех простить может и промолчать, а я обложу трехмерным. Думаешь ей никого не хочется послать?

- А терпит, чтобы семью прокормить, раз мужик такой непутевый у нее. Любит видать, раз терпит.

Аркадий Семёнович замолчал, вспомнив свою жену. Он ее оберегал. Сколько лет вместе прожили. Даже когда она глупости начала вытворять, не бросил, не сдал в интернат, был рядом.

Ростислав подбадривал старика, что он все правильно делал. Жене время уйти было, ушла пока еще хоть в каком-то сознание было, а дальше такие болезни только усугубляются. Сейчас только хорошее помнит Аркадий Семёнович. Это лучше чем вспоминать ее как невменяемого человека.

Через несколько дней камеру расформировали, Ростислава выпустили на свободу. Жена претензий к нему никаких не имела, забрала заявление. Матвею адвокат пообещал условным отделаться, а профессор своего суда ждал. Аркадия Семеновича вежливо попросил начальник покинуть тюрьму.

- Проверка будет. Вы же сами знаете, что просто так не оставят. - уговаривал его Володя. - Пожалейте сотрудников. Из-за вас нам всем достанется. Пришлось дедушке с сожалением вернуться домой. Выходили с Ростиславом вместе. Только молодого человека встречала жена.

Аркадий Семёнович стоял в стороне и с грустью наблюдал. Молодой человек обнял свою жену, а потом встал на колени перед ней.

- Нет, он не боялся суда или еще чего-то, просто на примере деда понял, что по-настоящему любит свою жену и больше не причинит ей никакого вреда. Сейчас самое время, чтобы жить и любить друг друга, потому что дальше неизвестно как все сложится. Он был благодарен своей жене, что она рядом с ним и несмотря на то, что он оступился, она готова его поддержать, а он не готов её потерять. Аркадий Семёнович, улыбаясь, поплелся домой. У него тоже было время, а сейчас оно закончилось.

#истории #истории из жизни #реальная история #жизненная история #рассказы #интересная история #истории людей #истории реальных людей #рассказы о жизни #интересные истории из жизни людей

Еще по теме здесь: Истории.

Источник: Заключенные решили поиздеваться над стариком в камере. Но, они еще не догадывались, чем им это обернется.